We Travel Tainam Net 482

Д.А. Гусев, С.К. Стафеев

Тайна Птоломея: можно ли верить картам XVI-XVIII вв.

Данная статья является продолжением наших ранее проведенных исследований по анализу и построению карт из «Географии» К. Птолемея, вписанных нами в современные координаты, а также попутного анализа карт XVI-XVIII вв., представленных на нашем сайте «Карты Великой Тартарии…»(www.kartap.narod.ru). Более ранние наши статьи можно посмотреть на сайте «АнтиАнтиФоменкизм». Поскольку к настоящему времени нами обработано уже две трети от всего объема исходных точек «Географии», можно сделать некоторые выводы.

D.A. Gusew, S.K. Stafeeff

The Secret of Ptolemy: Whether is it Possible to Trust the Maps of XVI-XVIII CC.

This article is continuation of our before conducted researches on an analysis and construction of cards from «Geography» to C.Ptolemy, entered by us in modern co-ordinates, and also passing analysis of cards of XVI-XVIII cc., presented on our site «Cards of Grand Tartarii» (www.kartap.narod.ru). Our more early articles can be looked on a site «Antiantifomenkizm». As to the present tense we are treat already the two third from all of volume of initial points of «Geography», it is possible to do some conclusions.

Главным недостатком дошедших до нас разнородных, разноязычных переводов «Географии» является отсутствие действительно древних карт, иллюстрирующих саму «Географию», или их копий. Полноценным сравнением переводов «Географии» ученые занялись только в начале XX в. Всеохватывающим исследованием «Географии» Птолемея является книга Пауля Шнабеля (Schnabel, 1939). Она представляет собой первую часть большого труда, в котором вторая, так и не вышедшая часть должна была содержать критическое издание текста параллельно по двум редакциям. В разных редакциях (с XIII (?) в. и далее) иногда были вставлены также и карты.

По нашему мнению, наиболее близки к оригиналу карты, из издательства Dover Publication Inc, N.-Y., E. L. Stеvenson (по изданию 1932 г.) – карты Н. Доннуса из рукописи Codex Ebnerianus, традиционно датируемой второй половиной XV в. Это непосредственно разноска точек из «Географии», в конической проекции, названной в честь Доннуса и применявшейся в печатных изданиях с конца XV в. Всего точек с координатами населенных пунктов, мысов, гор, озер, устьев и истоков рек имеется немногим больше 8 тыс. Одни из первых иллюстраций к «Географии» приписывают некому «механику» Агафодемону, примерно к 180 г. создавшему карту мира и приложившему её к сочинению Птолемея.

013. Gusev, Stafeev 1

Рис. 1. Один из листов карты Доннуса (ок. 1460 г.), изображающий Африку

В следующих статьях, впрочем, мы покажем неоднозначность даже этих датировок создания «Первогеографии», используя метод временных вилок, например, основываясь на данных о времени существования поселений – баз римских легионов. Даже по официальным датировкам в этом случае мы получим время создания самой «Географии», а не ее производных 300–400 гг. н. э.

Однако вернемся к проблеме несоответствия координат точек из «Географии» современной координатной системе. Используя только простейшие преобразования координат – сдвиг, разное сжатие по долготе и широте, а также учитывая все географические особенности современного рельефа, иногда четвертичную геологию и т. п., мы для каждой птолемеевской страны сделали свои точки, уже с иными формальными координатами, более-менее соответствующими истине. При этом мы учитывали и более древние попытки географов увязать координаты из «Географии» и постоянно развивающиеся новые карты и глобусы. Подробнее методику можно прочитать в нашей ранней статье.

Здесь мы лишь хотим отметить, что данные из «Географии» чуть ли не до конца XVIII в. служили бесспорным репером, вызывавшим у картографов XVI–XVIII вв. головную боль. Особенно много было нестыковок на юге, за экватором, и на востоке – сразу за южноуральскими горами и Мугоджарами (у Птолемея – горы Нороссус и Руммус, соответственно). Попытаемся понять, почему координаты были вычислены «неправильно». Напомним, что исходные данные Птолемей не замерял сам, а брал несколько разнородных текстов, в первую очередь, у некоего Моряка из Тира. Ниже, курсивом, мы будем приводить абзацы из «Географии», с последующим их обьяснением (русский перевод взят с сайта «Парахронология»).

В самом деле, прежде следует рассмотреть очертания и величину всей земли, а также ее положение относительно неба, чтобы можно было после этого говорить и об известной нам части — какова она, и на какой из параллелей находится каждый ее пункт. Исходя из этого, можно будет остановиться на таких вопросах, как продолжительность суток, неподвижные звезды в зените, звезды, вечно движущиеся над Землей, и то, что мы связываем с понятием об обитаемом мире. Все это – возвышенные и прекрасные вопросы, и все это с помощью математики дает нам возможность обозреть всю Землю в одной картине, подобно тому, как мы можем обозревать небесный свод в его вращении над нашей головой. Настоящую же Землю, так как она огромна и поскольку она не окружает нас, ни всю сразу, ни по частям нельзя объехать одному человеку.

Как видим из цитаты, что Птолемей как математик в первую очередь хотел создать некий каркас из координат на земле, с привязкой к звездному небу, вроде современных опорных пунктов триангуляции, и затем привязать остальные данные к этому каркасу.

(Из математики известно, что поверхность суши и моря в целом шарообразна и имеет общий центр с небесной сферой. А поэтому каждая из проведенных через центр плоскостей должна давать в сечении, общем для небесной и земной сфер, большие круги обеих сфер, а построенные в этой плоскости углы с вершиной в центре должны заключать пропорциональные дуги этих кругов.)

Разумеется, учитывая трудность определения широты и долготы (ширины и длины) каждой точки, Птолемей намеревался определять только наиболее «известные» точки, вроде Александрии Египетской (метеороскопические данные), а остальные точки привязывать к ним линейными измерениями и неким направлением (геометрические данные).

Геометричны они в том случае, когда положение мест относительно друг друга определяется непосредственным измерением расстояний, метеороскопичны же они тогда, когда это положение определяется с помощью астролябий и скиотеров. Метеороскопические данные, как нечто законченное, более точны, геометрические же, как менее точные, нуждаются в метеороскопическом дополнении. При определении направления отрезка между двумя исследуемыми местами следует основываться на обоих способах. Ведь недостаточно знать только, на каком расстоянии находится одно место от другого, нужно знать еще, куда оно обращено, на север, например, или на восток, или в промежуточном между ними направлении.

Однако для геометрических данных Птолемей реально понимал положение дел с протогеографией и, в первую очередь, как неправильные направления из отчетов мореплавателей, так и неправильные линейные расстояния от объекта до объекта.

Большинство расстояний, и особенно расстояния восточного или западного направления, переданы округленно, но не по небрежности тех, кто занялся описаниями, а, может быть, потому, что еще не был установлен удобный способ математических вычислений.

Помимо этого Птолемей ругал и купцов, совершавших каботажные плавания и пешие походы вглубь континентов, понимая, что они могли также, либо по небрежности, либо специально, существенно изменить и направление, и расстояния (обычно в сторону увеличения). Также он сознательно выкидывал некоторые данные, уменьшая количество пунктов во имя уточнения их координат.

Время делает все более точными наши сведения обо всех местностях, которые не были известны целиком то ли из-за их чрезмерной величины, то ли из-за того, что не всегда находились в одном и том же состоянии. Так же обстоит дело и с составлением карт. В самом деле, из самих описаний Земли, взятых во временной последовательности, известно, что многие части материков Земли, обитаемой в наше время, еще неизвестны из-за недоступности, вызванной их большими размерами; другие не описаны должным образом из-за необразованности тех, кто взял на себя их описание; некоторые же части земли уже не находятся в прежнем состоянии вследствие происшедших в них тех или иных разрушений и перемен. Вот почему при составлении карт необходимо обращать внимание главным образом на самые поздние сведения, отличая современные сообщения от сообщений прошлого и сопоставляя в них то, что заслуживает веры, и то, что ее не заслуживает. …Было бы разумно, чтобы тот, кто намеревается начертить географическую карту по этим описаниям, брал бы за первооснову данные наиболее точных наблюдений, а другие данные к ним приспособлял, пока отношение этих последних между собою и к данным точных описаний не будет соответствовать наиболее достоверным сообщениям.

Этой методикой воспользовались и мы, используя не какой-либо сложный матаппарат, вроде того, что мы хотели применить ранее, например ортогональные полиномы, подгонка независимыми сплайнами и пр., встроенными в лицензионный программный продукт – в основном ArcView 3.1 & ArcInfo 8х. Сложными алгоритмами мы пытались пользоваться в начале нашего изучения «Географии». Мы пришли к выводу, что надо делать итеративно-математическую модель, учитывая первометодику построения карт тех времен. (Основные ее понятия, частично обьясняющие неувязки, мы приводим в виде цитат.)

В конце концов, переходя от математической теории к практике, Птолемей собирался по опорным точкам пересчитать все точки из линейных расстояний (радиус-векторов) в земные градусы.

Мы подошли к самым важным понятия, которые могут нам в целом пояснить, почему же у такого крупного классика в результате была создана первичная база данных, или первокарта мира (ойкумены), уже с XVII в. не удовлетворявшая своих европейских пользователей. Как видно из вышеприведенной карты-схемы, весь мир распределялся с запада на восток по длине (долготе) от о-вов Блаженных (Рая, Элизиума) до окраины Синая – начало морского торгового пути, недалеко от более позднего Пекина, т. е., примерно на от 0 до 180 градусов, ориентировочно с начальным меридианом весьма похожим на меридиан о-ва Ферро, использовавшийся до начала XX в. (!).

С севера на юг (а вернее до экватора) мы видим крайнюю северную точку – о-в Туле и крайние южные точки ойкумены – «Весьма важные горы Африки», начиная с Лунных гор.

Ведь, разумеется, расстояние между востоком и западом доступной нам поверхности Земли можно назвать длиной, а расстояние между севером и югом – шириной и потому, что соответствующие этим расстояниям небесные движения мы называем подобными же именами, и потому, что вообще большему расстоянию мы присваиваем название длины. А все решительно согласны в том, что расстояние между западом и востоком обитаемой земли намного больше, чем расстояние между севером и югом.

013. Gusev, Stafeev 2

Рис. 2. Карта, составленная нами по «Географии» Птолемея по оригинальным координатам

Мы даже не будем пока останавливаться на том, что сразу за восточной точкой Синая и за Золотым Херсонесом (Малазия, Таиланд) Птолемей ожидал встретить… пески Ливии. Мы лишь напомним, что исходные координаты Птолемея нам пришлось уменьшать как минимум в 1,5 раза – как по долготе, так и по широте, для того, чтобы они хотя бы в первом приближении были похожи на современные очертания островов, полуостровов и пр.

Максимальное сжатие первичных координат нам приходилось делать 1:2.

Тут надо отметить первую причину больших неувязок, которые были рождены не в полевых измерениях, а в пыльных научных кабинетах Александрии.
…В силу изложенного мы уменьшили длину и ширину Земли, ее протяженность к востоку и к югу. Вместе с тем мы нашли, что данное у Марина расположение отдельных городов часто нуждается в исправлении. По этому вопросу в различных упоминаниях Марина – сочинения его многочисленны и разнообразны – приводятся противоречивые и лишенные последовательности данные.

Птолемей, часто и справедливо критикуя Моряка из Тира, сам попадается в сеть своих математических изысков. А именно – он считает, что его географическая модель Земли (ойкумены) – абсолют, правильная, поэтому только она имеет право на существование. Каким-то неведомым методом он сопоставляет несопоставимые координаты, более того, он решает для некоторых точек изменить либо долготу либо широту! Посмотрим его трактовку компилятивных данных Марина.

…там отдельно даны в одном месте широты (где речь идет о параллелях), а в другом месте долготы – в описании меридианов. И чаще всего в этих двух разделах приводятся данные даже не об одних и тех же пунктах: для одних пунктов он указывает только параллели, для других – только меридианы, так что второй координаты для этих мест не хватает. Да и вообще, при помещении на карту любого пункта приходится принимать в соображение почти все упоминания о нем, так как каждый из них сообщает об одном и том же месте нечто новое. Если же мы не отыщем того, что говорится о данном пункте в разных местах, то незаметно для себя мы допустим много ошибок там, где требуется соблюдение точности. Кроме того, если пользоваться сочинением Марина при нанесении на карту городов, то легче наносить на нее приморские города, а не внутренние, так как, говоря о первых, Марин большей частью придерживается какого-то порядка, а расположение вторых относительно друг друга нигде не указано, за исключением немногих, долгота и широта которых были случайно определены.

К чему это может привести, мы покажем на очередной схеме. Посмотрим на первокарту Индии до Ганга по оригинальным координатам. Индия изображена в виде фиолетовых треугольников. Мало того, что, как мы покажем ниже, есть очень сильное искажение по точкам, находящимся внутри страны, так доходит до того, что координаты истоков и устьев двух важных рек (Туна и Нагарис) показывают нам, что реки в своем движении к морю – пересекаются, чего, понятное дело, не может быть ни гидрогеологически, ни гидрологически. Зачастую, вслед за «классиком» мы видим на картах его последователей и в XVI и в XVIII в., реки, запросто пересекающие горы, реки, непонятно каким образом (без учета рельефа, которого, впрочем, в те годы и не знали) пересекающиеся. Причем эти карты используются современными историками для восстановления истины (географической и популяционной соответствующей своему веку и своему пространству)! Напомним таким горе-исследователям, что в действительности на одну «древнюю» реку приходилось 1–2 опорные точки, как правило, устье реки и ее исток.

На самые главные реки [вроде Нила, Рины (Эридана), Истра и пр.] приходилось не более 15–20 точек (изгиб реки, ее слияние с другой и пр.), а ее форму и изгибы каждый рисовал так, как ему хотелось. Еще хуже было положение с горами. Отдельные наши читатели уже присылали нам письма с просьбой «разбраковать» разновозрастные координаты, принимая вышеприведенное утверждение Птолемея, о необходимости использовать только самые последние измерения. Однако, как мы выяснили, в его времена это и было бы возможно, в настоящее время – нет. Поэтому мы вводим также наш принцип суперпозиции координат из «Географии», а именно – на отдельном участке пространства ойкумены могут находиться совершенно разные данные (координаты), из разных первоисточников, причем их взаимоположение скорее всего случайно. Исключением может служить, например о-в Тапробана, практически целиком представленный координатами из самого древнего источника. При определении истинных координат, надо обязательно использовать данный принцип, в частности – никаких сложных преобразований исходных точек быть не должно.

Иначе возможны весьма значительные ошибки. Это также касается, хотя и не столь жестко, другого сочинения Птолемея – «Альмагест», тоже полностью компилятивного и созданного из разнородных данных (подробно об этом можно почитать на нашем сайте «АнтиАнтиФоменкизм»). Поясним это подробнее.

013. Gusev, Stafeev 3

Рис. 3. Фрагмент карты, составленный по оригинальным координатам «Географии».

Видно, что иногда даже реки с первичными координатами пересекаются, что невозможно

Cтроя первокарты по отдельным птолемеевским странам, мы столкнулись с той ситуацией, которую так и не понял математик Птолемей. Даже визуально мы можем выделить отдельные блоки, показывающие различные временные исходные координаты, разновременные исходные данные. Понятно это, правда только тем, кто представляет себе, что такое на самом деле разнокалиберная съемка, неважно, побережья или внутренних областей континента. Всегда первокартографы с уважением относились к любому военному или торговому походу в неизвестные земли, если было хоть какое-то описание (примерное направление и длительность – в локтях ли или в днях). Они составляли периплы, фрагментарные карты и пр.

Разумеется, те, кто потом составлял нечто общее, благоговейно брали их данные за основу и затем пытались привязать вновь полученные пункты к исходным. Исследуя данные по разным странам, неважно, будь то в Асии Прима, Африке, Индии, Европейской Сарматии, Испании и пр., мы выяснили, что существует некая первичная база данных, возможно восходящая либо к протошумерам, либо к походам Александра Македонского, которая принципиально отличается от последующих географических привязок. Характеризуются эти первоблоки исходной информации, в первую очередь неправильной ориентировкой по странам света. Только повернув отдельные блоки на 90 градусов против часовой стрелки и уменьшив координаты как минимум на 70% (все это мы делаем в развертке, в ГИС-системе), мы можем получить максимально похожие данные, сопоставимые с современными очертаниями материков, положением современных устьев рек и пр.

Эти исходные данные, над которым ломали себе головы картографы XVI–XVIII вв., после вышеуказанных изменений становятся весьма понятными тем, кто хоть немного занимался географией. Мы можем привести множество примеров. Например, Лунные горы в Африке, Алано-Рифейская возвышенность в Европейской Сарматии, неправильная ориентировка известнейших гор – Имаус, Эмодус и пр. Рассмотрим, как сильно изменилось береговое очертание Индии до Ганга по сравнению с реальным очертанием берегов. Казалось бы, большой выступ на первокарте Индии (фиолетовые треугольники) должен совпадать с крайним мысом Индии – Комариа. Однако на практике он совпадает с неким маловыраженным мысом на восточном побережье, а едва заметный перегиб берега – это и есть мыс Комариа. При этом, чтобы получить реальное положение точек, нам пришлось повернуть серию из 20–30 точек Индии до Ганга на 90°.

013. Gusev, Stafeev 4

Рис. 4. Фрагмент карты, составленный по оригинальным координатам «Географии».

Видно насколько даже побережье, которое должно быть более-менее похоже,

резко отличается от современного рельефа

Мы не будем приводить все подобные блоки данных, даже для Индии. Отметим, например, что у тех же Меркатора и Ортелиуса в угоду координатам Птолемея была нарисована огромная река Псевдостромус – на западном побережье. Поскольку известно, что реки спадают с гор, для этой «аксиомы», горы Беттиго (Гаты) были существенно отодвинуты от побережья вглубь континента, что геологически недопустимо. На самом деле, на запад с водораздела текла незначительная речка, которая и была Псевдостромус, на восток, с этих же гор брала свое начало река с современным названием Кистна (Кришна). Также мы теперь понимаем, почему на «древних картах» не присутствовал, например, Урал. До XVIII в. не было известно про сплошную гряду Уральских гор – от Мугоджар до Полярного Урала.

Приведем из разных карт (взятых с нашего сайта) фрагменты, как постепенно горы Имаус поворачивались с субмеридианального направления до параллельного, и то неправильно. Постепенно изменялась информация – о реке Обь – с ее истоком – Китайским Озером. Постепенно на смену землям с нарисованными драконами приходили вполне нормальные новые области ойкумены.

013. Gusev, Stafeev 5

Рис. 5. Фрагмент карты Н. Витсена (?), показывающий субмеридианальное положение гор Имаус и Эмодус

013. Gusev, Stafeev 6

Рис. 6. Фрагмент карты из атласа Г. Меркатора. Индия до Ганга.

Видно, как постепенно горы Имаус «повернулись» на место.

Весьма приблизительные долины рек Индус и Ганг

Мы не можем в такой короткой статье указать на все причины «ошибок» картографов XVI–XVII вв. Приведем еще один пример. Форма Каспийского- Гирканского – Хвалынского моря (моря Бахуса). На самом деле, очертания Каспийского моря были всегда весьма похожи на современные, за исключением его восточных берегов, в частности Арала и Кара-Богаз-Гола. И две великие реки, впадающие в него с востока, не изменили своих истоков [Аму-Дарья и Сыр-Дарья – соответственно, р. Яхартес и р. Охиус, впадавшая в море во времена Птолемея на границе Гиркании, недалеко от Ашхабада (Аспаботы)]. Но они, вполне возможно, могли существенно изменить свои координаты впадения, судя по существующей геологической ситуации – частично неогеновым глинам и плато, состоявшего из известняка-ракушняка – также неогенового, по сути моноклинали, разумеется, с небольшими аллювиальными четвертичными отложениями. Неизвестно, был ли во времена Птолемея собственно Арал. Только в конце XVII века стало более-менее известно очертание Оби, за которой долгое время субмеридианально находились горы Имаус.

013. Gusev, Stafeev 7

Рис. 7. Первая, официальная карта Каспия, с использованием береговой угломерной сьемки.
Отметим, что также не показан Кара-Богаз-Гол «из-за сильного тумана на восточном побережье».

Внизу карты, на западе видны устья Куры (которое теперь показано одна) и Аракса, на востоке – устье р. Оксиус

013. Gusev, Stafeev 8

Рис. 8. Фрагмент «Первой карты России»,  с изображением Каспийского моря.

По нашему мнению, искажения – минимальны

Самое главное, что могло для картографов XVI–XVII века повлиять на общую форму Каспия – это существующие единовременно два (!) устья р. Кура – одно там, где и надо, другое – недалеко от Тиграны (Тегерана). Подробно по изменению Скифии [в дальнейшем Тартарии (с) (Мюнстер)], т. е. огромной территории за горами Нороссус можно прочитать несколько статей на дружественном сайте «Картографическая Россика». Однако наш вывод: средневековые географы плавно и постепенно дополняли новыми и новыми пунктами, а потом – в середине XVIII в. существенно переделывали астрономические привязки Птолемея. За это их никак нельзя упрекнуть. Иное дело, что зачастую карты того же Меркатора (по нашему мнению) – по географическому качеству едва ли не уступают «древним» данным Птолемея. Почему была столь значимая «информационная лакуна» – с, якобы, 400 г. до XVII в. – на это, по нашему мнению, и должны обратить внимание «классические, традиционные» историки, географы и пр.

Поскольку, карты, неважно в какой проекции – как раз не это влияло на искажение континентов и островов, делались формально, нам становится понятно, почему на древних картах столь существенно искажены, например Британия, Западная Африка и пр.

Другим примером ошибки, совершенной в начале XVI в., и прослеженной нами от более ранней карты работы Вальдзеемюллера к более поздней, явился перенос птолемеевского названия Taпробане с Цейлона на Суматру, несмотря на то что некоторые населенные пункты на Шри-Ланке сохранили названия, сходные с птолемеевскими, по сей день (например, птолемеевскому топониму Anurogrammum regia соответствует современное название Anuradhapura).

Ошибки Птолемея продолжают создавать затруднения и современным исследователям, а порою вводить их в заблуждение.

013. Gusev, Stafeev 9

Рис. 9. Одна из схем, составленная Берггреном и Джонсом (2000).
Видно, что идентифицировано только несколько точек

Лакруа в монографии «Африка в древности» (1998) пишет следующее.

«Наконец, рассмотрим само название Bagradas fluvius (река Баградас). Как мы уже сказали, оно обычно ассоциируется с уэдом Mejerda (Majardah), но нет оснований продолжать придерживаться этой гипотезы. Не только река Баградас достигает побережья гораздо севернее, чем Меджерда (Cipipa – это Zebib), но мы также быстро оказываемся южнее Меджерды (Uthina – это Oudna), и нижнее течение реки Баградас нигде не следует маршрутом Меджерды. Гораздо более многозначительная интерпретация напрашивается теперь, ибо что более очевидно, чем прочесть Bagradas как Baganatas и интерпретировать реку Баградас как путь в Гану?».

Проблема в некоторой мере выросла из того, что Птолемей «прозевал» поворот северного побережья Африки приблизительно на 90 градусов вблизи устья реки Меджерда и продолжил линию побережья в направлении с востока на запад вместо того, чтобы повернуть на юг. В результате целый блок точек, относящийся к современному Тунису, развернулся на 90 градусов, одним из симптомов чего оказывается появление на карте Птолемея двух, разнесенных на значительное расстояние друг от друга городов с общим названием Tucca (ныне Dougga). Один из этих городов показан к югу от куска побережья, ориентированного правильно (с востока на запад), а второй – опять к югу, но уже от куска побережья, которое должно было идти с севера на юг, и западнее которого расположена та же самая Dougga.

Недалеко от этого «скользкого места» находятся и другие дубликаты, как например, Capsa (ныне г. Gafsa в Тунисе). Лакруа, придравшись к сравнительно мелким ошибкам Птолемея, выторговывает себе дополнительную «степень свободы» превращать некоторые (не все) африканские реки в караванные маршруты и применяет этот подход так, что вторая Capsa оказывается у него отождествлена с населенным пунктом Teghaza (Taghaza), расположенным в Мали, на расстоянии свыше 1 700 км от г. Gafsa, который, как нам ясно, и есть древняя Capsa, первая и единственная. Суть методики Лакруа полностью прояснилась, когда мы обнаружили, что на приведенной в его монографии репродукции старой карты, основанной на данных Птолемея, отсутствует г. Мина (ныне это г. Relizane в Алжире, согласно археологическим данным) – и Лакруа о г. Мина ничего не пишет, хотя в тексте «Географии» Птолемея координаты этого места приведены.

Попросту говоря, д-р Лакруа написал монографию на 400 с лишним страниц, визуально сопоставляя контуры и названия одной старой карты с современными, унаследовав упущения старого картографа, да еще порою и безудержно фантазируя (путь в Гану тому наглядный пример). Подробнее наш анализ «несоответствий и дубликатов» по Западной Африке можно прочитать тут.
Приведем еще карту, по всей ойкумене, за горами Нороссус, созданной нашими иностранными оппонентами (за гранты). Видно, что псевдогеографы с большим трудом могут идентифицировать лишь десятки точек, построенных формально, без реального прочтения и понимания «Географии», а зачастую, просто тупого «исследования» разновозрастных карт.

013. Gusev, Stafeev 10

Рис. 10. Еще одна из схем, составленная нашими иностранными оппонентами, по анализу «Географии».
Вызывает удивление более чем схематичное расположение как городов, так и полуостровов

Однако, как мы говорили в прошлых статьях, были и неплохие попытки (примерно в XVIII–XIX вв.) попыток создать нечто похожее на «Географию», по отдельным странам. Правда, уже с римскими названиями и значительным добавлением исходных координат.

Разумеется, нашу первокарту полностью картой масштаба 1 : 1 000 000 мы назвать не можем. Это скорее векторная интерактивная карта-схема, которая постепенно будет улучшаться. Однако и моделью (идеей), как наши иные оппоненты, данные листы карт мы назвать не можем. Это фактура, итерактивная карта-схема ойкумены масштаба 1 : 1 000 000.

Напомним небольшие следствия из построенной нами карты Ойкумены . Например, тогда (якобы, в 400 г.) не было… Помпей. Уже был город Евпатория. Мы физически определили, где были два города – Самбала. Мы выяснили горы, в которых были разбиты, как сады Венеры, сады Гесперид, так и сады Семирамиды. Изучение полученных карт по отношения к, якобы, мифам, дают богатейший материал, а зачастую и переворачивают представления о существовании человечества. Впоследствии будет написано несколько тематических статей, как, например глобальный поход Аргонавтов, совместно с подвигами Геракла-Гильгамеша и пр. Анализ карт Птолемея, правильно понятый, дает многим любопытствующим, начиная от лингвистов и кончая геологами (бериллы в г. Пунната) альтернативный взгляд на историю. Необходимо также отметить, что в «Географии» прослеживаются как минимум три исторических слоя.

Первый – «весьма древние» африканские и греческие мифы, соответствующие конкретным местам, например, озеро Тритон, Илион (Илум), г. Парнас, о-в Кирки (Аейя), о-ва Лотофагов и пр. Второй слой – библейский. Города Эфес, Элия (ранее – Иерусалим), Гелиополис и т. д. И наконец, третий слой, римских деяний. Например, реальное положение разных римских гарнизонов (Легий), храмы Юноны, Марса, Зевса… В более поздних картах, как у Меркатора, Ортелиуса, Блау такого разнородного материала уже нет. Нет – с запада до половины ойкумены – Уральских гор. В восточной же половине мира, они даже специально указывают серию точек – «по Птолемею, по Плинию». Только, когда в Сибирь (Тартарию) пошли группы казаков, крестьян в частности производившие примитивную геодезическую съемку, тогда и появились впервые очертания гор, рек, которые хотя бы в первом приближении можно сравнивать с современными.

013. Gusev, Stafeev 11

Рис. 11. Карта Ремизова, (север внизу)

Кстати, мы теперь можем разрешить загадку одной из карт Ремизова, что в устье Амура Александр Македонский поставил свой столб (по аналогии со столбами Геракла-Гильгамеса). Поскольку каботажный путь существовал, как мы показали на своих картах, уже давно, вполне возможно, что, либо вдоль побережья будущей Кореи, либо по Амуру, воины Македонского добрались до того неизвестного побережья, которое и сочли за край земли.

Это, однако, не означает, что иностранные картографы давали, якобы, неправильную информацию о Тартарии, Синье, Индии. Они дополняли существующий «астрономический» каркас Птолемея новыми данными. Иное дело, что привязываясь, например, к горам Имаус они давали огромную неувязку, при общей отрисовке, как по широте так и по долготе. Это должны понимать исследователи, которые занимаются древними картами. Постепенно и они, скрупулезно собирая данные о тех краях, стали составлять неплохие карты (например, карта Оттенса). Надо еще отметить у древних картографов, что они все-таки старались больше создавать карты западной части ойкумены. Возможно, их заказывали реальные потребители картографического продукта. Приведем еще один пример схемы западной части ойкумены, отражающейся, якобы, положение стран в… библейское время. На самом деле, и это мы утверждаем, схема построена полностью по измененным данным Птолемея и показывает она реально существующие страны тех лет.

013. Gusev, Stafeev 12

Рис. 12. Схема «библейского» (очень древнего) мира.
Границы стран полностью соответствуют данным из «Географии»

Подведем основной итог

Разработанный нами комплексный подход состоит в том, чтобы как можно аккуратнее работать с группами координат объектов и относящихся к ним словесных описаний из «Географии» с помощью ГИС, иногда с изучением геологической ситуации, всегда – рельефа, т. е. человеко-машинным методом, а старые карты использовать в качестве подсобных инструментов. Этот подход мы будем применять и совершенствовать в дальнейшем. «География» Птолемея состоит из разнородных и разновременных данных, которые недостаточно исследовать только математически.

Forum ЧТОБЫ ВОЙТИ НА ФОРУМ
и
ОБСУДИТЬ ЭТОТ МАТЕРИАЛ

Forum white

Тайна Птоломея: можно ли верить картам XVI-XVIII вв.
5.00(5 голосов)
Понравилось?
Афина Паллада

Опубликовано Афина Паллада

Глубокий вырез, воланы и забавные рукава-крылышки наделяют трикотажную блузку с запахом настоящим южным темпераментом!

Похожие статьи

Комментариев(0)

Оставить комментарий


+ семь = 13

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
 
 

Комментарии Facebook

Комментарии ВКонтакте