Classical antiquity 4

В.Т. Поляковский

РОССИЙСКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ АЛЬТЕРНАТИВИЗМ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ КУЛЬТУРНО-ЦЕННОСТНОЙ ОРИЕНТАЦИИ

Обзор проблем российского исторического альтернативизма на современном этапе.

V.T.-J. Polakowski

RUSSIAN HISTORICAL ALTERNATIVITY FROM THE CULTURE POINT OF VIEW

A Short Review of the Problems in Today Russian Historical Alternativity.

Год 2008-й не очень легко привязывается к юбилею каких-либо событий. Какие-то юбилейные события можно в этот год разыскать разве что при большом желании…

Ни для кого не секрет, что лозунгом материалистической исторической науки является воссоздание наиболее достоверного хода описываемого ею прошлого. Так, по крайней мере, это прописано в учебниках истории. Если с этой точки зрения взглянуть на то, как картина прошлого, картина развития в целом (не говоря уже об ее отдельных моментах), в учебных пособиях по истории средней и высшей школы, то едва ли можно говорить о жесткой ориентации на соблюдение этого принципа.

Это касается в первую очередь не политической окраски и распределения симпатий и антипатий при описании тех или иных событий, что порождает возможность существования обилия точек зрения и открывает, в свою очередь, большое поле для заключений, носящих субъективной характер.
До недавнего с точки зрения хронологии древности и Средневековья историческая наука пребывала в состоянии своего рода методологического кризиса. Подавляющее большинство историков имели представление о традиционной хронологической версии мировой истории как не только о единственно правильной, но и единственно возможной. О других версиях мировой истории, которые могли бы следовать из имеющегося в наличии материала, они и не подозревали. И это самое печальное.

Если преподаватель истории уверенно говорил (а автор учебника истории не менее уверенно писал), к примеру, о приходе к власти в Риме Октавианом Августом в 31 г. до н. э. либо об основании Рима в 753 г. до н. э., то они как академические преподаватели брали (или, по крайней мере, должны были брать) на себя определенную ответственность за достоверность излагаемого. Повторимся, не с точки зрения политики, а с точки зрения хронологии. А именно, что эти события до наших дней, т. е. до 2002 г. общей эры, состоялись 2033 и 2765 лет тому назад. Иначе любой человек вправе им задать вопрос об их мнении по вопросу преподавания не вполне качественного материала в средних и высших учебных заведениях.

Может быть, логический формализм реконструкции истории человечества, созданный автором доклада, здесь как-то бы мог помочь? Автор надеется, что – да.

Трагикомизм ситуации заключается в том, что он, преподаватель истории, наверняка знает о том, что непрерывного летописания с тех пор не было. Что в прочтениях (восприятии) отдельных источников древности имеется хронологическая неоднозначность, что имеется хронологический разнобой по разным вопросам, освещаемых разными источниками, что где-то в тех или иных философских системах нет-нет да мелькали мысли о неоднозначности в результатах познания картины прошлого. Что эр летоисчисления было не мало. Что способов пересчета лет с одной эры с другую тоже было не мало.

То, что современная хронологическая концепция истории человечества на период примерно до 1300 г. о. э. является именно набором догм, а не неоспоримых истин, ясно следует прежде всего из хронологического разнобоя, который сохранили некоторые средневековые источники (можно привести массу примеров, автор статьи из-за обилия позволит себе даже на этом не останавливаться, ибо короткий жанр манифеста этого не позволяет). Такие догмы касаются доктрины развития цивилизации на период от древнейших времен примерно до 1300 г. о. э., традиционно относимый к древности и Средневековью, в результате чего картина развития цивилизации предстает не самым достоверным образом с точки зрения хронологии, географии и персоналий.

Полное заглавие первой самостоятельной печатной книги Жозефа Жюста Скалигера «De emendatione temporum» («Об улучшении времен») заканчивается словом «proponitur» – «предложена». Значит, беда хронологии заключается не в том, что Скалигер предложил, а в том, что его утвердили. Утвердил кто? Сейчас это уже не важно. Важно то, что настало время по-новому взглянуть на прошлое и утвердить другое.

Сегодня хронологические догмы Скалигера принимаются большинством историков-профессионалов во всем мире. Немногочисленными исключениями являются группы историков или независимые исследователи, которые занимаются эсхатологией (изучением религиозных учений о конечных судьбах мира и человека), хилиазмом, или милленизмом (от греч. chilias – тысяча), верой в «тысячелетнее царство» бога и праведников на земле, а на современном уровне – изучением празднования тысячелетних юбилеев), катастрофизмом (теорией катастроф), критикой исторических фальсификаций, а также другие независимые исследователи.

Что касается Жозефа Жюста Скалигера, то он не проявил интереса к эпохам от общепринятого Рождества Христова до его собственного времени (если верить Энтони Графтону, автору биографии Скалигера), полностью доверившись Зигеберту фон Гембло, которого ему доставил Липсиус, и занялся разработкой хронологической доктрины на более ранние времена. После написания своего первого глобального хронологического произведения, он воспользовался иудейской трактовкой даты сотворения мира (3760 г. до общей эры) подвергся жесткой критике и более того, имел конфликт с руководством кальвинистской церкви, после чего он был вынужден написать свое второе произведение «Thesaurus temporum» («Словарь времен»), где он дал картину развития мира, используя при этом христианскую догматику, которая относит сотворение мира на 5500 год до общей эры. При обращении с датами Древнего мира об этом нужно помнить прежде всего.

Таким образом, если современная историческая наука продолжает отстаивать догматические позиции о незыблемости современной хронологии древности и Средневековья, то она тем самым теряет право именоваться исторической наукой в полном объеме. Регулярно выражаемое историками-традиционалистами чувство глубокого удовлетворения (точнее, отсутствия чувства неудовлетворенности) существующей хронологической доктриной говорит лишь об одном: об их не достаточно высоком профессиональном уровне как специалистов по древности и Средневековью. Автор статьи никогда не забудет высказывания одного историка-традиционалиста, который в ответ на замечании о принципиально иной версии сути событий, содержащейся в одном из источников, ответил примерно так: «Ну мало ли какой дурак что написал?» (речь идет о важном источнике по истории России).

Хочется напомнить, что за набором догм, которыми руководствуется та или иная наука, стоит стремление к обслуживанию тех или иных интересов. Поэтому призыв к отказу от догматизма автоматически означает призыв к созданию наиболее объективной версии истории человечества, свободной от стремления к деятельности по обслуживанию тех или иных интересов, т. е. наиболее объективной ее версии. Мы надеемся, что такие слова найдут отклик среди всех тех людей, для которых историческая правда не является понятием излишне отвлеченным, а сиюминутная конъюнктура не сможет затмить нечто большее.

Так начала развиваться тенденция к удревнению, которая сыграла не последнюю роль в развитии мировой хронологии. Вот в этом вопросе, в вопросе становления и развития мировой хронологии историки предпочитают и не быть компетентными, ориентируясь на уже давно существующую традицию.

Вот потому столь интересно представить себе и восстановление наиболее вероятной версии мировой истории, свободной от перекосов хронологического характера, вызванных доминированием в историческом образовании традиционной концепции периода древности и Средневековья.

Как это сделать? Методология, или логический формализм есть. Есть много энтузиастов-исследователей. Недавно даже появилось формальное научное заведение, которое могло бы вести дискуссии с традиционной наукой на более высоком уровне.

Но, если описывать достижения современной науки, пусть даже науки не официальной, альтернативной на уровне «наиболее вероятно – наименее вероятно», т. е. достижения в области опровержения не очень достоверных утверждений, то здесь картины вырисуется иная. Здесь выявится та часть историографии, а, следовательно, та часть глобальной хронологической оси, где все события выглядят более-менее достоверно с хронологической точки зрения, и та часть оси, где все с хронологической точки зрения будет выглядеть сомнительно. Рубеж между ними не всегда можно провести определенно, но он будет простираться где-то от пятнадцатого до семнадцатого века. И одной из важнейших событийных вех при этом окажется празднование юбилеев Иисуса Христа, а также указ папы римского Евгения IV 1431 г., впервые продатированный от Рождества Христова, называя современный для него год 1431-м. Более подробно – в статьях и книгах автора этих строк.

А если так, то, может быть, можно подумать о концепции исторического образования, основным принципом которой было бы освобождение мозгов учащихся от того потока противоречий системного характера, которые несет в себе традиционная версия истории?

Достижения современной психологии таковы, что она в состоянии констатировать факт разделения человечества на людей, принадлежащих к субъективным типам, у которых преобладает в основном образный тип восприятия информации с преимущественной ориентацией на образ, и людей, принадлежащих к объективным типам, для которых характерен в большей мере количественный тип оценки информации и ориентация на сравнительный анализ чего-либо.

Может быть, следует исходить из того, что перекосы хронологического характера оказывают негативное воздействие в основном на учащихся, принадлежащим к объективным типам? Это ведь особенно сильно проявляется с учетом того, что преимущественно у таких учащихся развито отношение к истории как к предмету развлекательного, второстепенного характера по сравнению с предметами естественнонаучного цикла, и органы критического восприятия информации при этом у учащегося отключены полностью. Тем более что учитель преподносит «многовековую мудрость».

Субъективность любого исторического текста, в том числе и из учебника истории, состоит в том, что она может содержать положительный или отрицательный заряд, и при этом даже в наибольшей степени лишенном эмоций тексте сам факт упоминания того или иного исторического лица уже является значимым, и при этом нагрузку испытывает та часть мозга, которая отвечает за образы. При этом сама структура образов может оставаться сложной, а в памяти будут сохранятся лишь отдельные детали, которые закрепляются ассоциативным мышлением.

В том случае, если к словесному описанию в тексте прибавляются некие цифры, у людей объективных типов (к таковым принадлежат большинство мальчиков), очень часто именно цифры благодаря своему однопараметричному характеру могут закрепиться лучше всего… Таким образом, в случае упоминания некой цифры, связанной с числом лет, особенно в связи с датировкой событий Древнего мира, в голову школьника 10-15 летнего возраста автоматически зомбируется мысль о всей структуре образов, связанных с этой цифрой. Если относительно тех или иных цифр, связанных с датировкой, были высказаны серьезные сомнения в их достоверности, если было выражено немало серьезных мнений по поводу внутренней противоречивости общепринятой хронологической концепции истории человечества, то можно действительно говорить об их сомнительной достоверности. А если уж так, то можно ставить вопрос о потоке дезинформации, ибо тем самым происходит воздействие на психику школьников.

Что касается иногда присутствующих в учебниках истории оговорок типа «согласно легенде, Рим был основан в 753 году до н. э.» (т. е. более, чем за 2753 г. до наших дней), то здесь имеет место другая нелепость: датировка легендарного материала (идя по такому пути, можно попытаться, к примеру, продатировать победу Алеши Поповича над Тугарином Змеевичем или победу Иванушки-Дурачка над Змеем-Горынычем).
С точки зрения автора этой статьи, относительно такого воздействия, которое исходит от школьных курсов истории Древнего мира и Средневековья, которые, в свою очередь, то и дело имеет место с не вполне достоверными цифрами, по мнению организаторов и участников проекта, можно и нужно подавать громкие сигналы.

Хронология древности в том виде, в котором она существует, окончательно сформировалась лишь к началу XVII в. Реально в ней были закреплены идеи Маттео Пальмиери, который на тысячу лет продлил хронику Евсевия и Иеронима, а также идеи Иоахима Флорского о делении всей истории на время Бога-отца (или время Ветхого Завета, до Рождества Христова), время Бога-сына (или время Нового Завета, т. е. от Рождества Христова до 1260 г.), и время Святого Духа, которое простиралось бы от 1260 г. В роли окончательно оформившего многие даты древности и раннего Средневековья оказался кальвинист Жозеф Жюст Скалигер, а в роли первого инициатора внедрения этой хронологической доктрины в систему тогдашнего среднего образования – иезуит Дионисий Петавиус. С тех пор по мере распространения христианства и его системы образования эта хронологическая система оказалась принята всем остальным миром.

Идеологический антураж такого внедрения оказался результатом бурных хронологических и богословских споров эпохи Реформации и последовавшей после нее Контрреформации. Более подробно этот вопрос изложен в ряде работ Я.А. Кеслера, Г.И. Сердцева, Г.М. Герасимова В.Т. Поляковского.
К этому хочется прибавить, что со временем в гуманитарной науке воцарился «принцип первой гипотезы», согласно которому в науке в целом закрепляется та версия датировки того или иного события, которая выдвигается первым по порядку исследователем. При этом необходимая научная критичность зачастую или отсутствует, или звучит с опозданием и не находит должного восприятия в научных кругах. К таким печальным примерам относится школа русских гиперкритицистов XIX в., среди которых можно назвать Коченовского и Строева-Скромненко, чьи критичные работы оказались за бортом тогдашней науки, и работа Г. Конисского, архиепископа могилевского «История руссов», которая почему-то была сочтена чрезмерно политизированной. Из мировой истории можно привести примеры И. Ньютона и Ж. Ардуэна.

В исследовательской работе по реконструкции истории человечества, которая ведется рядом независимых исследователей из России, Германии, Австрии, Болгарии, Литвы, Канады, Швейцарии, предстоит еще сделать много. С точки зрения методологии был бы применен принцип не углубления в представлении одной из версий, что было бы однобоко, и не в представлении всех точек зрения, что было бы тяжело для усвоения, а именно принцип пересечения всех точек зрения, т. е. нахождения такой методической канвы опоры на литературу, которая бы позволила принять для преподавания лишь материал, очень хорошо подходящий под понятие пересечения различных версий. С этой точки зрения обращает на себя внимание та часть русскоязычной и мировой историографии, которая начинает говорить как о периоде гарантировано хронологически достоверном лишь о времени, начиная с XVI в.

Хочется сказать, что один из вопросов, над которым трудилось в течение последних десяти-двадцати лет много российских (и не только российских) исследователей-альтернативистов – вопрос о происхождении нынешнего летоисчисления – можно в известной степени считать решенным. Есть ряд работ Герасимова, Кеслера, Сердцева, Фоменко, Поляковского, среди германоязычных исследователей – Деппена и Иллига, где выдвигаются те или иные гипотезы в этой связи. С официальным заявлением в этой связи, напечатанном в одном из номеров «Экономической и философской газеты» в апреле 2007 года, а также на ряде интернетовских форумов, выступил автор доклада В.Т. Поляковский.

Такое состояние дел порождает некое количество исследовательских проектов. Среди них, с точки зрения энциклопедизма и общей познавательности, мог бы находиться проект по созданию всеобщего каталога датировок и способов обозначения чисел. Этот проект, помимо прочего, имел бы значение в том числе и для филологов, и для историков математики… Есть ряд проектов по изучению отдельных источников, среди которых ведущее место занимает источник, содержащий первые в мире хронологические каноны – хроника Евсевия-Иеронима.

В целом российская школа исследования древности и Средневековья методами естественных наук за последние десять-пятнадцать лет добилась ряда существенных результатов. Они были достигнуты путем применения к имеющемуся в наличии историческому материалу методов таких естественных наук, как математика, физика, химия, металлургия, геология, астрономия и других. Эти результаты были получены по тем вопросам, по которым тот или иной исследователь ощущал свою компетентность при отсутствии формальной структуры с вытекающим отсюда отсутствием плана исследования и другими сложностями… Тем не менее, можно сказать, что российская школа исследования проблем мировой истории методами естественных наук заняла своего рода лидирующее положение в мире и осуществляет сейчас переход из состояния любительщины в состояние профессионализма.

Составлен план исследовательской деятельности, наработок по развитию туристических маршрутов. Есть ряд ПИАРовских проектов области книгоиздательской деятельности, телевидения и кинематографа.

Российские исследователи – представители естественных наук – к такому понятию, как истина, подходят строго с естественнонаучной точки зрения. Тем самым идет установка на как можно более четкое соблюдение принципа объективности научного знания. С точки зрения культурно-ценностной ориентации это означает, что они своей деятельностью отстаивают такую культурную ценность, как аутентизм, или достоверность, выступая тем самым последовательными поборниками дела истины. В то же время их западные коллеги в большей степени подвержены ориентации не столько на поиски научно истины в исследованиях как таковой, сколько на заведомо согласованную точку зрения с позиций, которые можно назвать конвенционализмом, так как она как минимум согласована представителями традиционной научной школы между собой, или догматизмом. И сейчас эти две культурно-ценностные системы находятся в отношении, которое едва ли можно охарактеризовать как конфликт, хотя отдельные проявления конфликтности, безусловно, имеют место. Наиболее уместно охарактеризовать их как отношения взаимной адаптации.

Если человек себя чувствует вполне психически здоровым, то он к мифам и сказкам об удревнении, распространяемым традиционной историей, скорее отнесется как к незаслуженной лести. Пустая и непонятная гордость очень редко когда была достойна похвал и поощрялась.

Правда, иное дело, если Вам подобные рассказы помогут в неких спорах решить последние в свою пользу. Тут уже совершенно четко возникает сознание, или хотя бы предсознание того, что таковы правила игры в мировой хронологический престиж, диктуемые мировым научным сообществом. На сегодняшний момент это ярко видно на примере туризма, а также многочисленных празднованиях юбилеев тех или иных населенных пунктов.
Что касается туризма, то на сегодняшний момент этот сегмент деловой жизни находится в состоянии бума. Потенциальный клиент для принятия решения о посещении той или иной страны должен иметь некий первоначальный импульс, и вполне допустимо, чтобы такой импульс родился после ознакомления именно с работами авторов-альтернативистов.

Что касается традиции празднования многочисленных юбилеев, то к такому также можно адаптироваться. В первую очередь, это можно было бы сделать путем подробного изучения истории местности и нахождения в ней событий, более достоверных с хронологической точки зрения. К примеру, не 1000 лет Ярославля, а 5000 лет первому актовому документу, подтверждающему историю города.

Что касается церкви, то с ней ситуации отнюдь не так страшна и безвыходна, как это иногда может представляться. К примеру, согласно заявлению отдельных церковных иерархов, в рамках представлений докладчика, русская православная церковь отнюдь не настаивает на догматической трактовке священного Писания. При этом докладчик не услышал ни одного голоса, который бы научную деятельность исследователей-альтернативистов однозначно осуждал со стороны церкви.

Вопрос: как адаптировать достижения исторического альтернативизма к этим реалиям? С точки зрения докладчика, это не очень трудно. Хотя отдельных выступлений и книгоиздательских проектов здесь, безусловно, будет мало. К сожалению, каждую из трех всем известных книгоиздательских серий – «Новая хронология», «Хронотрон» и «Книга цивилизации» – надлежит признать как находящуюся в состоянии творческой исчерпанности. Увы, с помощью распространения отдельных работ или реализации отдельных книгоиздательских проектов можно достичь немного, так как будет решена лишь задача популяризации.

В первую очередь, должна быть авторитетная научная организация, идеальный вариант – международная, которая бы выполняла роль согласующей инстанции для всего информационного потока в области науки и информационного агентства, которое выполняло бы роль рупора, вещающего обо всех важных научных достижениях. Возможно также, чтобы наряду с ней или независимо от нее возникла международная неправительственная общественная организация по образцу движения людей, объединенных общими взглядами на одну проблему. Примером такой организации может служить мировая экологическая организация «Гринпис».

Что касается названия для этой организации, то о нем всегда можно было бы подумать отдельно. Пока предлагалось бы использовать образ борьбы по гамбургскому счету и выдвинуть проект названия для организации «Мировая история и хронология. Гамбургский счет».

Для формализации усилий внутри России кое-что также уже делается. В частности, имеет место инициатива, выдвинутая Российским университетом дружбы народов о создании межинститутского совета по проблемам новых тенденций в исторической науке. Кроме этого, можно с целью развития научных и учебных проектов создать некое формальное научное заведение, а с целью отстаивания изложенной системы культурно-духовных ценностей – общественно-гражданское движение.

В поисках средств на отдельные проекты нужно делать акцент на том, что оказание помощи достоверному познанию древнейших времен является предметом престижа не худшим, чем, к примеру, коллекционирование древних артефактов или предметов искусства.

Сейчас в области политики все более прочное место занимают общественные организации, имеющие узкоспециализированный характер или характер клуба по интересам. Что касается молодежных организаций, то они в условиях демократизации и отсутствия поля для политической деятельности очень часто принимают характер молодежных туристических бюро или бюро по трудоустройству. Хорошие отношения лидеров молодежного движения с представителями российской науки помогут последним упрочить свой уровень образования и расширить социальную базу.

Forum ЧТОБЫ ВОЙТИ НА ФОРУМ
и
ОБСУДИТЬ ЭТОТ МАТЕРИАЛ

Forum white

Литература

1. Поляковский В.Т. Теоретические основы реконструкции истории человечества на основании имеющегося исторического материала: www.wladmoscow.narod.ru/teor_osn.htm. 1999.
2. Grafton A., Joseph Justus Scaliger. A study in the History of Classical Scholarship. V. II. Historical chronology. – Oxford: Clarendon press. 1993.
3. Borchardt F. German antiquity in renaissance myth. – Baltimor; L., 1971.
4. Поляковский В.Т. Татаро-монголы. Евразия. Многовариантность. – М. Форум, 2002.
5. Бикерман Э. Хронология древнего мира. – М.: Наука, 1975.
6. Scaliger Iosephus Iustus. Thesaurus temporum. 1606.
7. Catholic encyclopedia: http://www.newadvent.org/cathen.
8. Eusebius Chronicorum Canonum libri duo. Theodoro Mommsen, Friderico Pitschl. Edidit Alfred Schoene. Berolino, 1866.
9. Морозов Н.А. Христос. Т. 4. Во мгле минувшего при свете звезд. – М.: Крафт+Леан, 1998. Репринт с издания 1928 г.
10. Поляковский В.Т. О взаимозависимости календаря хиджры и юлианского календаря. www.wladmoscow.narod.ru/hegara.htm.
11. Лорд Кинросс. Расцвет и упадок Османской империи // Под ред. д-ра ист. наук М.С. Мейера. – М.: «Крон-прес», 1999.
12. Eusebius Chronicorum liber prior. Edidit Schoene. Berolini, apud Weidmannus. MDCCCLXXV (1875).
13. Brincken von den. A.-D. Historische Chronologie des Abendlandes. Kalendarreformen und Jahrtausendrechnungen. – Kohlhammer, 2000.
14. Климишин И.А. Календарь и хронология. – М.: Наука, 1985.
15. Морозов Н.А. Христос. Т. 1. Небесные вехи в земной истории человечества. – М. Крафт+Леан 1997. Репринт с издания 1927 г.
16. Каменцева Е.И. Хронология. – М. Высшая школа, 1967.
17. Martini Oppaviensis Chronicon pontificum et imperatorum (Martin Polonus). Edidit Ludewicus Wieland ph. d. MGH, Scriptores Tomus XXII. Hannoverae, 1872 (unveraenderter Neudruck: Leipzig, 1928).
18. Ioachimus Fiorensis. Expositio in Apocalypsim. Venedig 1527.
19. Кеслер Я.А,. Давиденко И.В. Книга цивилизации. – М., 2001.
20. Данилевский И.Н., Кабанов В.В., Медушевская О.М., Румянцева М.Ф. Источниковедение. – М., 1998.
21. Гене Б. История и историческая культура средневекового Запада. – М.: Языки славянской культуры. // Пер. Е.В. Баевской и Э.М. Береговской. – М., 2002.
22. Chronica Eusebii, Hieronymi, Prosperi et Matthaei Palmerii, Mediolanum, 1475
23. Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. http://slovari.yandex.ru/dict/brokminor
24. История математики. – М.: Наука, 1970.
25. Кеслер Я. Русская цивилизация. – М.: Эко-пресс, 2002.
26. Поляковский В.Т. Становление мировой хронологии. Попытка реконструкции // Конф. «Восток и Запад. Приоритеты эпох». РУДН. – М., 2007.

Российский исторический альтернативизм с точки зрения культурно-ценностной ориентации
5.00(2 голосов)
Понравилось?
Киса Воробьянинов jr.
Подайте что-нибудь бывшему депутату Государственной думы. Гебен мир зи битте этвас копек ауф дем штюк брод.

Похожие статьи

Комментариев(0)

Оставить комментарий


9 − = три

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
 
 

Комментарии Facebook

Комментарии ВКонтакте