Давид Бурлюк с хутора Семиротовки – гений русского футуризма forever и for ever

О великом Бурлюке рассказывает Констанитн Кузьминский - анархист и вольнодумец
Закройте глаза, раскупорьте уши и поведём суровый разговор о «Его Величестве Совке», от которого приличные мозги бежали либо на Запад, либо в алкогольную кому.

Уважаемые Зрители. Перед Вами одна из нескольких десятков серий уникального цикла «Легенды свободной России. Кузьминский-Махно: Великий и Ужасный».
На нашем канале ТАЙНАМ НЕТ легко можно обнаружить и остальные фрагменты последнего интервью Константина Кузьминского, чтобы убедиться в том, что ККК воистину велик и ужасен!

А последнего – да, именно так: Константин Константинович Кузьминский умер второго мая 15 года, и теперь уже смотрит этот фильм свысока …
Пожурить уже не сможет, хотя ему раньше нравилось, как наша команда ТАЙНАМ НЕТ делала совместные с ним проекты.

Очень жаль, право …

Итак, смотрите на канале “Тайнам Нет” одну из серий нашего громадного сериала, где действуют и непременно эпатируют Вас великие хулиганы, пьянь, рвань, нарколыги, обормоты и придурки, беспредельщики, ловеласы и распутники, но такие классные эти ВЕЛИКИЙ и УЖАСНЫЙ КУЗЬМИНСКИЙ-МАХНО, его друзья и враги …

Между прочим, Вы можете быстро и без затей ознакомиться с блистательными манерами, живой, но экстраматерной речью и колоратурным внешним видом нашего любимого ККК-Махно, если подпишетесь на полный доступ к материалам “Закрытого клуба Тайнам Нет”, в котором помимо этого хранятся еще десятки (если не сотни) уникальных программ про “все тайны Вселенной” …

Итак, 78 серий цикла Легенды свободной России. Кузьминский-Махно: Великий и Ужасный ждут Вас:

Знаете, когда сталкиваешься с такими людьми, часто возникает чувство, что таких уже не делают на русской земле. Вот, например, ККК (так он часто подписывался в электронной почте).

Он страшный бухарик, сквернослов и циник, но он же и высокий интеллектуал с непропитыми мозгами, который наизусть помнит целые километры стихотворных строчек 🙂

Он ругает и гнобит всю советскую и эмигрантскую культур-мультур тусовку, потому что досконально знает ее изнутри и потому что есть за что, но, вслушиваясь в его рассказы, вдруг начинаешь понимать, что он всех нежно и искренне любит, что даже подлецам и негодяям, которых в процентном выражении там было, как и везде (большинство) он всё простил.

Гигантское количество имён и событий может повергнуть в шок неподготовленного человека. Это как вгрызаться в романы Маркеса – на пятой странице можно «потеряться», и возникает необходимость отматывать назад, чтобы врубиться, что это за «дон педро» тискает в чулане какую-то «хуаниту» 🙂

Но мы и не предлагаем смотреть сразу все серии, потому что это деликатес: его надо смаковать медленно, вдумчиво и желательно вблизи Сети, чтобы в нужный момент можно было залезть в поисковик, и поподробнее узнать о тех, кого припечатывает или гладит Махно.

K.Kuzminsky-Mahno алкоголик и придурок Констанитн Кузьминский - анархист и вольнодумец

Некоторые Зрители нас время от времени бранят за излишний “натурализм” и неполиткорректность названий наших фильмов и материалов, и особенно это заметно по реакции на цикл о Константине Кузьминском-Махно, или на выложенные нами на нашем сайте с его любезного разрешения личное, как бэ 🙂 “домашнее видео“.

Надо сказать, что именно в этом случае уважаемый, условный “Зритель” не прав, потому что как сам ККК-Махно, так и его окружение были такими “инопланетянами” и беспредельщиками для простой, не говоря уж о гламурной, публики, что и объяснить-то это вряд ли такому Зрителю удастся.

KKK-Makhno Великий и Ужасный Кузьминский - Махно о Бурлюке

Кстати, эта огромная «махновская» история внутри себя делится на смысловые блоки:

Совьет энд Раша Зазеркалье – это беспощадный разговор о «Его Величестве Совке», от которого более-менее приличные мозги бежали либо на Запад, либо в алкогольную кому;

Мигранты-эмигранты из «совка»: на первый-второй рассчитайсь! – это, понятное дело о «предателях Родины», беглых каторжниках с парохода «русского мира», буржуях недорезанных, пятой колонне, печеньках госдепа и все такое в лучших терминах советского патриотизма;

Архив Махно – любительские документальные кадры с домашней камеры Кузьминского, где он может сначала читать ласковые стихи, а потом нажраться вусмерть, и сладострастно, протяжно, грязно ругаться с окружающими …

И это не считая автономных серий, где ККК вдруг выковырывает из памяти случайный кусок сочного мяса воспоминаний, и потом слушатель долго недоумевает: «… нет, ну надо же!»

Скорее всего, любой желающий из подготовленных Зрителей может рассказать что-то интересное как о самом Махно, так и о фигурах его речи 🙂

С удовольствием готовы послушать-почитать-поспорить, и призываем Вас писать письма и комменты на нашем сайте …

Для тех, кому лень, или некогда шерстить интернет, чтобы почитать тактико-технические характеристики «Легенды свободной России: Кузьминского-Махно, Великого и Ужасного», предлагаем небольшую подборку материалов, лежащих в Сети в открытом доступе:

Кузьминский, Константин Константинович

K.Kuzminsky-Mahno 096

Дата рождения: 16 апреля 1940

Место рождения: Ленинград, РСФСР, СССР

Дата смерти: 2 мая 2015 (75 лет)

Место смерти: Нью-Йорк, Нью-Йорк, США

Гражданство: СССР
США

Род деятельности: поэт, эссеист

Годы творчества: 1956—2015

Язык произведений: русский

Биография

Учился на биолого-почвенном факультете Ленинградского университета и на отделении театроведения Ленинградского института театра, музыки и кинематографии, но был отчислен из обоих. Работал рабочим тарной фабрики, ликеро-водочного завода, рабочим сцены Мариинского театра, маляром в Русском музее, рабочим хозчасти Эрмитажа, рабочим геологической экспедиции и т. д.

С середины 1960-х гг. принимал самое активное участие в неофициальной литературной жизни Ленинграда, составил ряд самиздатских авторских книг (в том числе Иосифа Бродского, Станислава Красовицкого, Генриха Сапгира), самиздатскую «Антологию советской патологии». Проводил квартирные выставки неофициального искусства.

С 1975 г. в США, жил в Техасе, затем в штате Нью-Йорк. С самого начала резко противопоставил себя основной группе русских литераторов-эмигрантов, придерживавшихся умеренных взглядов и консервативной эстетики. Публиковался в «левых» эмигрантских изданиях: альманахах «Мулета», «Черновик», «А—Я» и др.; в 1981 г. выпустил совместный сборник стихов с Эдуардом Лимоновым и Алексеем Цветковым.

Фундаментальный труд Кузьминского — «Антология новейшей русской поэзии у Голубой Лагуны» (девять томов начиная с 1980 г.). Это издание представляет собой наиболее обширное, систематизированное по регионам и поэтическим группам собрание поэзии самиздата 1950-80-х гг., снабженное комментариями составителя.

Константин Кузьминский скоропостижно скончался 2 мая, 2015 года у себя дома, в городе Лордвиль, штата Нью Йорк от сердечного приступа.

Критика

Поэт В. П. Бетаки отмечает, и не он один, что, если самые ранние версификации Кузьминского ещё носят печать наблюдательности и живости, то с некоторых пор образцы его поэзии более всего напоминают настенное творчество самого низкого разбора; притом в жизни К. (и в «творчестве») проявил себя как человек крайнего невежества, поверхностный и на редкость непорядочный, способный исказить любую услышанную или подслушанную им информацию (к содержанию «лагуны»), поэтому рекомендуется всем, кому поневоле (или по незнанию этих черт провокатора) случится иметь общение с К., соблюдать крайнюю осторожность. Так же следует относиться ко всей информации, которой наполнена его «антология».

Владимир Козаровецкий даёт анализ «уровня критики» Кузьминского аргументированный — существенное отличие от стиля опусов доморощенного «литературоведа», последовательных только по части обилия грязи, злобности, брани и сквернословия — основных «стилистических» характеристик его «антологии», и везде в этом дилетантском, а потому — претенциозном море анекдотического вранья — «я», «я», «я».

KKK-Makhno Великий и Ужасный Кузьминский - Махно о Бурлюке

Не меньше и противоположных мнений:

Владислав Кулаков: «Кузьминский — enfante terrible русской поэзии — своим стилем и имиджем может шокировать кого угодно. Он давно разругался с доброй половиной художественно-литературной эмиграции, а о советском литистеблишменте иначе как нецензурно он, кажется, вообще никогда не выражался. Но одно дело имидж и личные вкусы (об этом мы ещё поговорим), и совсем другое — результаты многолетней издательской работы. А они, как говорится, налицо. Девять обильно иллюстрированных толстенных томов (по 800—900 страниц) альбомного формата. Фотографии, документы, живопись, графика, авторские автографы (много факсимильной печати), воспоминания, комментарии — огромное количество информации. И, конечно, стихи, море стихов. Кузьминский в этом море — как рыба в воде. И прислушаться к его мнению, пусть и выраженному в сколь угодно экзотической форме, уверяю вас, стоит.».

Джон Э. Боулт:

«Более невероятного составителя, более иконоборческого публициста, более нетерпимого комментатора, чем Г-н Кузьминский, всем известный своими капризами, трудно было бы и представить.

Но самое любопытное, что именно Г-н Кузьминский оказался единственной кандидатурой для этого непомерного труда. Подобно тому, как поэт Бенедикт Лифшиц, вращавшийся в центре русского авангарда, стал автором достоверных мемуаров о русском футуризме, Константин К. Кузьминский, верный рыцарь диссидентской музы и центральная фигура ленинградского полусвета, должен был воссоздать словесный образ второй советской литературы.».

KKK-Makhno О великом Бурлюке рассказывает Констанитн Кузьминский - анархист и вольнодумец

Фильм

В 2006 году режиссёр Андрей Загданский снял документальный фильм «Костя и Мышь», о поэте и его жене, Эмме Кузьминской, по прозвищу Мышь. На международном кинофестивале о правах человека «Сталкер» (2006) фильм был удостоен специального диплома жюри.

Источник

KKK-Makhno Великий и Ужасный Кузьминский - Махно о Бурлюке

Антология новейшей русской поэзии у Голубой Лагуны

(англ. The Blue Lagoon Anthology of Modern Russian Poetry) — девятитомник лирики, изданный Константином Кузьминским и Григорием Ковалевым в Ньютонвилле, штат Коннектикут в 1980-86, в большей степени основывающийся на текстах самиздата.

Об антологии

В публикации принимал участие Институт Современной Русской Культуры в Лос-Анджелесе. Томов, собственно, пять, но все, кроме первого, разделены на полутома под литерами А и Б. Эти 9 томов общим объёмом почти в 5000 страниц содержат копии множества уникальных машинописных рукописей стихов и рисунков, фотографий и коллажей. Публикации стихов частично дополнены эссе, встречаются письма и высказывания К. Кузьминского по актуальным вопросам.

• Т. 1 посвящён таким авторам, как Геннадий Айги, Глеб Горбовский, Эдуард Лимонов, Генрих Сапгир, Ян Сатуновский, Владимир Уфлянд, Игорь Холин.
• В тт. 2А и 2Б широко представлена ленинградская «вторая культура»: Иосиф Бродский, Игорь Бурихин, Анри Волохонский, Александр Кушнер, Лев Лосев, Анатолий Найман, Олег Охапкин, Евгений Рейн, Алексей Хвостенко, Елена Шварц, Т. Г. Гнедич.
• Т.3 содержит неофициальные поэтические произведения лириков Украины и Кавказа, а также Прибалтики, Сибири и Средней Азии (напр., Вилен Барский, Геннадий Беззубов, Юрий Милославский, Борис Чичибабин). В Приложении к тому 3А — Литературный альманах “МАЙЯ” (Игорь Бухбиндер, Мирослав Андреев и др.)
• В тт. 4А и 4Б собраны стихотворения предшественников нереалистической и несоциалистической поэзии, как, напр., Леонида Аронзона, Игоря Бахтерева и Давида Дара, а также ленинградцев, напр., И. Близнецовой, Михаила Крепса, Вячеслава Куприянова, Сергея Стратановского.
• тт. 5А и 5Б содержат произв. авторов из разных кругов, как напр., Юрия Колкера, Вадима Крейда, Виктора Сосноры, Юлии Вознесенской.

KKK-Makhno О великом Бурлюке рассказывает Констанитн Кузьминский - анархист и вольнодумец

Собственно, и не антология это, по большому счету, а предельно субъективная (а оттого и вдвойне интересная), живая история поэтов, бытования текстов, обильно уснащенная личными оценками и сопроводительным материалом самого разного рода: письмами, статьями, документами, обрывками когда-то кем-то сделанных записей или брошенных фраз. В объёме антологии можно гулять, как в лесу, настолько непривычно она выстроена как книга (О. Рогов).

Пристрастие к провокационному, шокирующему, сексуальному, антирусофильскому, антинаучному пронизывает это чрезвычайно неровное собрание, пользоваться которым весьма затруднительно.

(В. Казак)

… Это только в плохих книжках хорошие поэты любят друг друга и друг друга хвалят, а в нормальной литературной ситуации хорошие поэты друг друга ругают. Позже, много позже я понял, что суровая советская действительность с её идеологическим прессом и была той плохой книжкой, в которой хорошие и разные поэты хвалили друг друга… (Н. Елисеев).

Источник

KKK-Makhno Великий и Ужасный Кузьминский - Махно о Бурлюке

Топ 5

Комментарии

Читайте также: