USA

Выборы президента Соединенных Штатов проходят раз в четыре года. По конституции американский президент является одновременно и главой правительства. А президентская администрация — это и есть правительство.

Выборы выборщиков

С самого появления американского государства в 1789 г. и поныне выборы президента непрямые, двухступенчатые: на первом этапе граждане Соединенных Штатов, выбирая президента, фактически голосуют за выборщиков, а на втором уже выборщики отдельным голосованием избирают нового президента.

Эта система напрямую связана с историей возникновения государства США. После обретения независимости в ходе войны с Британией в конце XVIII в. перед отцами-основателями встал вопрос об осуществлении централизованного руководства страной. Создатели американского государства были категорически против монархической системы правления, но и к системе прямой демократии относились скептически. Политическая элита того времени боялась охлократии, или власти толпы. И поскольку США формировались как объединение штатов, в каждом из которых существует собственное законодательство, было решено, что население штатов должно избирать наиболее авторитетных людей — выборщиков, которые затем будут голосовать за кандидатуру президента.

Таким образом, в день выборов 8 ноября американцы формально будут голосовать не за Хиллари Клинтон или Дональда Трампа, а за выборщиков — по отдельным спискам в каждом штате. Обычно это представители политической элиты, сторонники демократов или республиканцев, имеющие, как правило, определенный вес в своем штате. Это могут быть, например, политики, общественные или церковные деятели, представители финансовой сферы. Они известны местному населению и в каком-то смысле являются подстраховкой конечного результата.

Победитель получает все

Число выборщиков в разных штатах различается, оно пропорционально населению. В самом большом по числу жителей штате, Калифорнии, их 55, в Аляске — всего три. Почти во всех штатах действует принцип «победитель получает все». Кандидат, набравший простое большинство голосов избирателей штата, получает голоса всех выборщиков от этого штата, даже если в отдельных округах победил конкурент. Исключения — Небраска (5 выборщиков) и Мэн (4). Там победителю голосования по штату достаются два голоса, остальные распределяются по итогам выборов в округах. Всего выборщиков 538, поэтому победу автоматически одерживает кандидат, набравший 270 голосов. После достижения одним из кандидатов этого барьера второй традиционно признает поражение.

На президентских выборах 2012 г. Барак Обама опередил кандидата от Республиканской партии Митта Ромни, набрав 332 голоса в коллегии выборщиков против 206 у Ромни. Столь большим перевесом он обязан именно принципу «победитель получает все». Хотя по голосам избирателей преимущество Обамы над Ромни было небольшим: 51,1% против 47,2%.

Формальное голосование выборщиков штата за своих кандидатов проходит в столице штата в конце декабря, за несколько дней до Рождества. Результаты выборов утверждаются обеими палатами Конгресса в начале января следующего года.

USA 8

Третий лишний

Кроме демократов и республиканцев, в США действуют несколько партий, добившихся некоторых успехов на местных выборах в отдельных штатах. На нынешних президентских выборах тоже есть другие кандидаты, помимо Клинтон и Трампа. По последним опросам, на 4-5% может рассчитывать выдвиженец Либертарианской партии Гэри Джонсон, на 2-3% — выдвиженка Партии зеленых Джилл Стайн. Однако традиции двухпартийной системы вместе с мажоритарной системой выборов и институтом выборщиков практически ставят крест на любом третьем кандидате. Ему просто никогда в жизни не удастся привлечь на свою сторону необходимое число выборщиков.

Единственный, кому удалось из третьего стать вторым, это Теодор Рузвельт, который в 1912 г. решил вернуть себе президентское кресло и, не получив поддержки на съезде республиканцев, основал собственную Прогрессивную партию. Он занял второе место, опередив тогдашнего президента США — кандидата от Республиканской партии Уильяма Тафта (88 голосов выборщиков у Рузвельта против 8 — у Тафта). Но наибольший выигрыш от этого раскола получил победитель кампании — кандидат от Демократической партии Вудро Вильсон (он хоть и не набрал большинства голосов избирателей, но получил 435 голосов выборщиков).

В 1992 г. Биллу Клинтону и Джорджу Бушу-старшему составил конкуренцию Росс Перо. Этот техасский бизнесмен создал свою партию, сформировал собственную и довольно четкую программу. Он набрал почти 20% голосов, но выборщиков получить не смог, так что эти 20% голосов оказались потерянными. Фактически он отобрал голоса у сторонников Республиканской партии и способствовал избранию Клинтона (тот также не набрал большинства голосов избирателей, но получил 370 голосов выборщиков против 168 у Буша).

Для удобства фермеров

Выборы пройдут в обычный рабочий день — во вторник 8 ноября. Эта традиция имеет интересную историю. На первых пятнадцати президентских выборах каждый штат устанавливал собственный день голосования, однако затем развитие средств связи вызвало опасения, что штаты, голосующие раньше, будут влиять на те, что голосуют позже. Поэтому в 1845 г. Конгресс выбрал один день для всех: первый вторник ноября.

Почему вторник? Большинство американцев тогда были фермерами. Дороги были плохими или их вообще не было. Фермерам приходилось на лошадях и повозках добираться до ближайшего избирательного участка, и нередко на это требовался целый день. Конгресс решил, что граждане не должны начинать путешествие в воскресенье, выходной день у христиан, а могут отправиться в путь в понедельник. Почему ноябрь? Уборка урожая уже заканчивалась, а время плохой погоды еще не наступило. Проголосовав во вторник, фермеры могли не спешить возвращаться домой и остаться на среду — традиционный базарный день.

В наше время в США и дороги хорошие, и фермеров мало, но выборы по-прежнему проводятся в первый вторник после первого понедельника ноября.

Чего ждать в день выборов

Участки для голосования откроются в 6:00 утра и будут работать в среднем по 13 часов. Два штата — Вашингтон и Орегон — исключение, там голосуют только по почте, избирательных участков нет.

Формально первые результаты, скорее всего, поступят из поселения Диксвилль-Нотч (на северо-западе США), где проживают около десятка человек. Это связано с традицией голосовать в ночь перед выборами: ночью на участке собираются все избиратели, голосуют, участок закрывается, и сразу объявляются результаты.

По мере того как участки станут закрываться (начиная с 18:00 по местному времени), появятся данные экзит-поллов. Предварительные результаты выборов ожидаются утром следующего дня (9 ноября), по киевскому времени — во второй половине дня. Многие избиратели голосуют досрочно. Один из мотивов — чтобы не выкраивать время во вторник, в рабочий день. В 1992 г. такой возможностью воспользовались 7% проголосовавших, а в 2012 г. — уже 31,6%. В 2016 г. к 1 ноября, т.е. за неделю до дня голосования, уже успели досрочно проголосовать свыше 26 млн американцев — почти вдвое больше, чем за неделю до дня голосования четыре года назад.

Что решат колеблющиеся штаты

Многие штаты известны тем, что поддерживают одну из партий. Их называют (по названиям партийных цветов) синими или красными. Среди синих штатов, например, Калифорния — она неизменно голосовала за демократов с 1992 г. Среди стабильно красных — Техас (второй после Калифорнии по числу жителей, 38 выборщиков), который поддерживал республиканцев с 1980 г.

В последние недели перед выборами избирательная кампания в большинстве штатов — там, где победитель уже ясен, — фактически замерла. Все внимание сосредоточено на так называемых колеблющихся штатах, где разрыв между кандидатами невелик. На нынешних выборах их более дюжины. В том числе — Флорида (29 выборщиков), Пенсильвания (20), Огайо (18), Джорджия (16) и Северная Каролина (15), входящие в десятку штатов с наибольшим числом выборщиков. Например, в Пенсильвании крупнейший город Филадельфия (с преимущественно черным населением), согласно опросам, будет за Клинтон, небольшие города (с преимущественно белым населением) — за Трампа.

В некоторых из колеблющихся штатов ситуация меняется каждый день. И это делает итоги выборов непредсказуемыми.

Что может повлиять на голосование

Один из факторов — позиция избирателей латиноамериканского происхождения. Их число существенно выросло за последние десятилетия. В 2016 г., по оценкам социологов, оно достигло 27 млн чел. (всего в США проживают более 55 млн латиноамериканцев). Уже на прошлых выборах — в 2012 г. — в некоторых штатах, например, Техасе, доля избирателей-латиноамериканцев составила около 30%. Эта часть избирателей традиционно поддерживает демократов. На всех президентских выборах, начиная с 1980 г., более 60% из них голосовали за кандидата от Демократической партии. В 2008 г. Обаму поддержали около 70%.

С ростом латиноамериканской диаспоры связывают, например, изменение политического профиля в Неваде — бывшем оплоте республиканцев в 1970-80-х гг. Полвека назад там жило около 25 тыс. латиноамериканцев, сейчас — более 700 тыс., и теперь Невада считается колеблющимся штатом (на выборах 2008 и 2012 гг. там победил Обама). Другой фактор — позиция женщин, в том числе сторонниц Республиканской партии. У Трампа, если сравнивать его с кандидатами в президенты за последние десятилетия, рекордный антирейтинг среди женщин. «Он оттолкнул от себя женщин по всей Америке», — говорит консультант Республиканской партии из Техаса Кэрол Рид. Для избирательниц это, как считается, стало дополнительной причиной прийти на выборы. Данные об активном досрочном голосовании женщин в колеблющихся штатах, таких как Флорида, Джорджия и Северная Каролина, это подтверждают.

USA 5

Можно ли все переиграть

Трамп заявлял, что в случае проигрыша он может не признать результаты выборов. Формально непризнание результатов со стороны проигравшего кандидата ни на что не влияет. Хотя он может потребовать пересчета голосов. В разных штатах для этого установлены свои правила. В Техасе, например, это можно сделать, если разрыв между кандидатами менее 10%.

Помимо этого, результаты пересчитываются автоматически, если кандидаты идут почти вровень. Во Флориде, например, это происходит, если разница между ними менее 0,5%. Так было в 2000 г., когда Джордж Буш-младший обошел Альберта Гора во Флориде с разницей в 537 голосов (менее 0,01%). Гор и его сторонники не сдались, а требовали все новых и новых пересчетов голосов, справедливо полагая, что при подсчете 6 млн бюллетеней неизбежны ошибки — и эти ошибки действительно находились (с обеих сторон). Наконец, после месяца пересчетов и судебных процессов, Верховный суд США постановил пересчеты прекратить и принять последние результаты. Буш был объявлен победителем и получил все 25 голосов выборщиков Флориды. Благодаря этому он стал победителем и в США в целом с перевесом в 5 голосов выборщиков. При этом фактически за Гора проголосовало на 544 тыс. больше избирателей по стране, чем за Буша.

Возможны ли сюрпризы от выборщиков

Теоретически выборщик от одной партии может проголосовать за другую, но в реальности этого почти никогда не бывает. В 2000 г. Барбара Летт-Симмонс, выборщик из округа Колумбия, воздержалась от голосования в знак протеста против недостаточного (на ее взгляд) представительства округа Колумбия в Конгрессе. Ей было поручено голосовать за Гора.

В 2004 г., когда республиканец Джордж Буш победил демократа Джона Керри, один выборщик из Миннесоты — штата, выбравшего Керри, — по ошибке вписал в президентский бюллетень фамилию не Керри, а кандидата от демократов на пост вице-президента Джона Эдвардса. Этот голос был официально учтен как голос за Эдвардса на пост президента.

Поскольку число выборщиков четное (538), не исключен вариант, что голоса разделятся поровну. Если ни один из кандидатов не набрал абсолютного большинства голосов выборщиков, право избрания президента переходит, согласно конституции, к Палате представителей Конгресса США. Конгрессмены выбирают из трех кандидатов, набравших максимальное число голосов, причем каждый штат имеет только один голос. Для определения победителя выборов необходимо получить абсолютное большинство голосов штатов. Если к решению не пришла и Палата представителей, тогда из двух кандидатов, набравших наибольшее число голосов, выбирает Сенат США.

За всю историю США лишь дважды победителей президентских выборов определяла Палата представителей. Ими стали Томас Джефферсон в 1800 г. и Джон Адамс в 1824 г.

Источник

USA 7

Выборы в CША как боль России

Российское телевидение ведет посекундный отсчет до объявления результатов президентских выборов в Соединенных Штатах. Откуда этот ажиотаж? Что о нем думают в Америке? В гостях писатель Александр Генис (США), политолог Мария Снеговая (США), военный эксперт Александр Гольц. Ведущая Елена Рыковцева.

Елена Рыковцева: Событие в эти минуты развивается, люди стоят в очередях и голосуют в Соединенных Штатах Америки, а переживают за них совсем другие люди. Степень ажиотажа, истерики на российских телеканалах по поводу американских выборов трудно себе представить. Я представляю первого гостя, который уже проголосовал, – Александр Генис. Давайте, отчитывайтесь о проделанной работе, как вы пришли, была ли очередь, были ли баранки в буфете?

Александр Генис: Никаких буфетов здесь не бывает. Кроме того, даже нельзя сфотографироваться внутри избирательного участка, поэтому я сфотографировался снаружи.

Елена Рыковцева: То есть свободы никакой.

Александр Генис: Я стоял в очереди, какой-то пожилой господин сказал: «Давайте я вас с женой сфотографирую. Вы, наверное, ни разу не были на выборах». Я говорю: «Я ни разу не пропустил выборы за треть века, и ни разу они не были такими историческими». Он сказал: «О да, я понял, что я нашел себе союзника». Выглядела эта сцена совершенно замечательно. Я вообще люблю смотреть на выборы, потому что обычно ими занимаются пожилые люди, своих дел у них уже меньше, поэтому они занимаются чужими, а именно выборами. В этот раз все было иначе. Наш избирательный участок расположен в пожарном депо. Надо сказать, что я в своей жизни в студенческие годы работал пожарным, поэтому я с большим интересом рассматриваю, как выглядит пожарное депо. Там, например, прекрасная фотография Мэрилин Монро в купальнике, груша для боксеров и машины редкой красоты. Но больше мне понравилась очередь. У нас никогда не было очередей. Наш городок расположен напротив Манхеттена, редко там ажиотаж по поводу политики, анемичные выборы обычно у нас, но не сегодня. Я рассмотрел очередь внимательно, пока ждал своего шанса проголосовать, очередь мне показалась необычная. Во-первых, она была очень разная. Обычно, как я сказал, в первую очередь голосуют пожилые, они вообще самые активные в Америке. Но сейчас все было наоборот. Единственное общее, я пытался найти общий знаменатель, в конце концов нашел его – в очереди стояло в два раза больше женщин, чем мужчин. Причем женщины были самого разного возраста.

Елена Рыковцева: То есть у вас был шанс познакомиться.

Александр Генис: Но я с женой был. Девушка, молодая женщина лет 30, она никак не понимала, как ей голосовать, я понял, что она первый раз пришла на выборы, в 30 лет она могла бы научиться, но она никогда не ходила на выборы, потому что ей было до лампочки. А сегодня ей не до лампочки, она очень волновалась, что она не на то нажмет. Была замечательная молодая афроамериканка с маленьким ребенком, которая толкала коляску с таким маленьким младенцем, я все время боялся, что с ним что-нибудь случится. Были пожилые люди, которые смотрели на меня, хитро поглядывая. Я понимал, что ужасно хочется поговорить и спросить, за кого голосую. Это абсолютно невежливо до предела, совершенно немыслимый вопрос задать, за кого голосуют.

Елена Рыковцева: Как же экзит-поллы, они существуют в Америке, подлавливают на выходе проголосовавших?

Александр Генис: Если они хотят это сделать. Но экзит-полл – это как бы алиби, вы даете свое мнение журналисту – это одно дело. Другое дело, если вы даете соседу. Вдруг он голосует за другого кандидата, а вам с ним жить рядом – это же маленький городок, у нас всего две улицы. Люди настолько привыкли, что ни в коем случае нельзя вмешиваться в чужие политические взгляды, все стоят, им ужасно хочется сказать: да, мы за этого. Но этого не происходит. Тем не менее, когда я проголосовал, вышел, всегда ощущение, нажал на заветную кнопку, проголосовал, выходишь из кабинки, на тебя все смотрят: ну как, ты сделал, все в порядке? В этот раз мне сказали спасибо. Я так удивился, за что спасибо? За то, что пришли. Я понял, что никогда еще не было, вы поймите, это седьмой президент в моей жизни американской, но никогда еще не было такого волнующего момента, как сегодня. Мы с женой встали на два часа раньше, вдруг очередь будет, на работу опоздаем, хотя сегодня опаздывать на работу абсолютно легально, потому что все работодатели должны дать время своим сотрудникам, чтобы они проголосовали. Это святое. Когда жена сказала своему начальнику, что может быть опоздает, он сказал: «Я тоже». Потому что не голосовать – это стыдно. Даже те люди, которые не голосуют, они лучше промолчат, чем скажут об этом.

Елена Рыковцева: Значит, американцы таким образом заманивают на участки, разрешая не идти на работу. Потому что в России выходной, какой дурак пойдет на участок, все едут на другой участок – на дачный. А здесь чего же не пойти, если тебя с работы отпускают.

Александр Генис: Конечно, ни в коем случае это не является причиной. Хотя в некоторых штатах день выборов выходной день. Если мы посмотрим в интернете на Северную Каролину, то очередь там выглядит просто чудовищно, люди должны стоять много часов в очереди. Такие очереди были в мое время за луком, когда он кончился, как я хорошо знаю, без лука ничего приготовить нельзя. В Северной Каролине и других местах очереди могут быть огромные, у нас просто городок маленький, поэтому так уютно живется.

Елена Рыковцева: Если вы разговаривали с женой: мой выбор такой-то, я сегодня голосую за того-то, сосед разве не примет участия в разговоре, ему неинтересно будет пообсуждать кандидата?

USA 1

Александр Генис: Вы заметили, что русские стараются друг с другом не разговаривать, уж тем более сегодня, когда ситуация настолько поляризована. Русские, это не секрет, во всех странах мира поддерживают Трампа. Поэтому я белая ворона, я про себя узнал столько негативного за эти месяцы предвыборной кампании, что дальше некуда. Наша ситуация русских в Америке очень необычная, очень странная. Я недавно был в гостях у своего приятеля, писателя американского, он такой нью-йоркский человек, как и я, собственно, я примерно тех же лет, тех же интересов, я его спрашиваю: «А у вас есть друзья, которые голосуют за Трампа?». Он не понял вопроса. Я задал второй, третий раз. «Как это друзья, которые голосуют за Трампа? А что, у вас есть?». Я говорю: «Да, еще какие. У меня есть близкие друзья, которых я знаю 40–50 лет». У меня есть один замечательный кинорежиссер, с которым в одной школе учился в Риге, он с женой за Трампа.

Елена Рыковцева: Вы раскололись по линии «Крымнаш» фактически.

Александр Генис: Трамп – это и есть «Крымнаш». Более того, я подозреваю, что большинство людей, которые голосуют за Трампа, поддерживают и Путина, не зря у них так много общего. Для меня это сильнейший удар, потому что «Крымнаш» проходит по близким людям. Русская Америка считается из расчета четыре к одному за Трампа. Я не знаю, сколько из них поддерживает Путина. Но судя по тому, что я читаю в репликах к своим выступлениям, а я веду предвыборный цикл эссе в «Новой газете», поэтому много слышал об этом, то да, я боюсь, что большая часть из них поддерживает Путина. Это не значит, что большая часть американских избирателей поддерживает Путина, не дай бог. Все-таки это 60 миллионов человек. Те люди, которые голосуют за Трампа, они совершенно загадочны для всей Америки – это открытие.

Это что-то такое, что сводит с ума всех политологов, никто не может понять, как такое могло произойти. Уже написано десять книг про Трампа, потом будет написано сто, и все будут пытаться понять, как это произошло. Я думаю, самое умное, что тут можно сделать, – это отделить Трампа от его последователей. С Трампом воевать можно и нужно, а с его последователями нет, потому что они те же самые американцы. Если Хиллари Клинтон победит, то ей предстоит управлять страной, где есть 60 миллионов человек, которые ненавидят, и с этим надо как-то считаться. Нужно понять, почему эти люди голосовали за Трампа, и это очень серьезный вопрос. Сегодня «Нью-Йорк таймс» посвятила большую часть своих редакционных статей одному – как примириться после выборов. Мне тоже кажется, что это главная проблема. Но я верю в то, что это произойдет.

Елена Рыковцева: Некоторого рода апокалипсис у нас уже здесь. Сегодня с утра включен счетчик на канале «Россия-24″, сколько часов осталось до объявления результатов американских выборов. Сейчас в Москве вообще творится что-то неладное, мы тут немножко встревожены в бюро, потому что летают какие-то вертолеты, оцепления. Все опять это связывают с тем, что, если победит не Трамп, будет государственный переворот в Российской Федерации.

Александр Генис: Мне это напоминает ситуацию с хоккеем. В 90-е годы, когда Советский Союз рухнул, то и хоккею было плохо. И все российские болельщики болели не за свой хоккей, а за канадский. Мне кажется, то же самое происходит с выборами: поскольку выборов в России нет и не предвидится, то все болеют за американские выборы, как за американский хоккей, когда не было своего.

Елена Рыковцева: С нами на связи Мария Снеговая из Америки, политолог. Мария, я видела на «Фейсбуке» сообщения о том, что и американцы скупают тушенку, консервы, какие-то запасы делают. Что-то паническое и там есть в настроениях. Правда это или нет?

Мария Снеговая: Да, совершенно верно. Как правильно сказал коллега, здесь действительно половина страны не знала о существовании второй половины. На самом деле многие аналитики, политологи и социологи еще год назад совершенно отрицали и высмеивали возможность того, что Трамп может стать реальным кандидатом на этих выборах. А уж о том, что он подойдет вплотную к Клинтон, на самом деле до текущего момента отрыв Клинтон, хотя, конечно, большинство аналитиков именно ей пророчат победу, до сих пор отрыв Клинтон от Трампа относительно небольшой с учетом того, что мы знаем про Трампа на текущий момент. Сейчас Клинтон ведет с отрывом 3-4% в зависимости от разных опросов, но при этом по-прежнему существует вероятность того, что, возможно, победит Трамп. Второй момент, что, конечно же, политика в Америке становится все более поляризованной, соответственно, можно ожидать, что раздражение одной части, менее образованной, менее богатой, белой, более белой Америки против истеблишмента и политкорректности, соответственно, экономических проблем, какой-то утраты социального статуса, как она воспринимается этими людьми, эта проблема будет продолжаться. Даже если на этот момент победит Клинтон, проблема разрыва между двумя Америками никуда не уходит, многие говорят о том, что кто бы ни победил на этих выборах, он может оказаться кандидатом одного срока.

Это значит, что через четыре года мы снова увидим ту же самую ситуацию. Именно потому, что Трамп настолько неприемлем для истеблишмента и для либеральной образованной Америки политкорректной, именно поэтому такие панические настроения, скупают еду в магазинах. Опасаются беспорядков, потому что Трамп, мы знаем, несколько раз заявлял, что не уверен, что примет результаты этих выборов, особенно, если он не выиграет их. Беспорядки со стороны сторонников Трампа, как вероятность, особенно на фоне такого накала страстей, они возможны. Но основная проблема, конечно, в том, что одна часть либеральной Америки живет в отрыве от другой, плохо представляла о ее существовании, фактически еще несколько месяцев назад. И что бы Трамп ужасного ни сделал, что бы он ни сказал на этих выборах, фактически всех уже обругал, все самое ужасное про женщин, про меньшинства высказал, несмотря на это, его популярность остается на довольно высоком уровне. Это говорит о том, что в стране существует проблема, есть огромное количество людей, которые недовольны, каким образом обстоят дела. В Америке действительно много инфраструктурных проблем, много проблем с каким-то заржавением истеблишмента, когда одни и те же люди, в частности, которых прекрасно олицетворяет собой Клинтон, находятся у власти. Ощущение, что что-то не так, очень сильно сконцентрировано, особенно в провинциях, менее развитых, менее успешных. Соответственно, эта проблема, конечно же, очень сильно чувствуется на этих выборах.

​Елена Рыковцева: Александр, когда вы видите в телевизорах всю эту историю с «каруселями», они ведь со ссылками на американцев говорят, высаживают какого-то политолога, эксперта, говорят: да, будут «карусели». То есть не только со ссылкой на Вячеслава Никонова, но еще и покажут живого американца.

Александр Генис: Полезные идиоты были всегда. Вообще чрезвычайно веселые ответы. Мне очень понравилось, что в Америке нет Центризбиркома. Представляют себе, что дикий Запад, все на лошадях приезжают, стреляют. И очень мне понравилось, что настоящие выборы – это где-то в темной комнате сидят богачи, три толстяка и решают, кто будет выбран. Помните, у Довлатова было: сейчас я вам покажу настоящую могилу Пушкина, которую прячут от народа. Вот так примерно и про выборы говорят. Но на самом деле все это очень печально, это последствия того, что можно назвать постмодернистской политикой Путина. Дело в том, что Путин как себя ведет, он не говорит, что правда на стороне Путина, он говорит, что правды нет. Для того, чтобы спрятать лист, лучше всего его положить в лесу. Вот так они делают с ложью. Получается так, что мы думаем: какая разница, и в России врут, и в Америке врут. При этом, конечно, никто не знает фактов. Вы знаете, в этой избирательной кампании Трамп 131 раз соврал, каждый 6 секунд он врал. Сказали: как такое может быть? Он по-своему, мы по-своему. У каждого человека есть право на свои мнения, но не на свои факты. Так вот факты очень простые. Дело в том, что с 2000 года было зарегистрировано 30 подтасовок выборов, 30 нарушений в выборной кампании. За это время американцы отдали миллиарды бюллетеней. То есть на миллиарды голосов было 30 нарушений.

Я не могу посчитать, у меня с математикой плохо, какой процент. Но выборы в Америке чрезвычайно честные, и это говорят все, кроме Трампа. Для этого существует огромное количество проверок. Сегодня, например, я пришел, стою в очереди, приезжает женщина решительная, она так проходит по очереди, смотрит внимательно, такой милиционер, но без формы. Она из государственных чиновников, которые специально проверяют каждый избирательный участок. Для того чтобы проголосовать, нужно пройти длинную занудную процедуру, где люди проверяют не просто, кто ты, а проверяют, каждый раз ты должен расписаться на каждом этапе. Короче говоря, безумно считать американские выборы нечестными. Когда говорят про «карусели», какие к черту «карусели», когда здесь все, поймите, демократии 240 лет, они привыкли к этому – это самая большая ценность, к которой все привыкли в Америке – это выборы. Когда Трамп сказал, что выборы будут нечестными, то газета «Вашингтон пост» напечатала довольно странную статью, где говорится, что Путин рассчитывает на то, что в Америке будут возмущены неправильными выборами и устроят «оранжевую революцию». Я даже не верю, что у Путина могут быть такие советники. Хотя я всегда подозревал, что Россией управляют второгодники, поэтому они так мало знают об Америке.

Елена Рыковцева: Я тоже предположила, что по итогам американских выборов Кремль выведет своих сограждан на Болотную площадь против фальсификации выборов в Америке. Сейчас я представляю гостя в нашей студии – Елена Поляковская, моя коллега с Радио Свобода, журналист. Было очень сложно найти поклонника Трампа русскоязычного. Тогда мы решили вырезать кусочек из нашего фильма «Признаки жизни» и показать вам для комментариев, потому что я очень хорошо знаю, что у вас на Брайтон-Бич живут многие ваши знакомые, друзья, коллеги, родственники.

USA 4

Елена Рыковцева: Елена, правда ли, что на мнение русских в Америке, эмигрантов действительно влияет российское телевидение, которое они там смотрят?

Елена Поляковская: Безусловно. Причем некоторое время назад там отключили Первый канал, сказали, что Первый канал занимается антиамериканской пропагандой. Но поскольку через какое-то время люди стали отказываться от подписки, то им вернули Первый канал и в полной мере они удовлетворены.

Елена Рыковцева: Бедные, я даже не представляю, что они пережили.

Елена Поляковская: Мой опрос родственников и друзей сводился к тому, что все говорили: оба хуже, и мы не знаем, за кого голосовать. Но все-таки русскоязычная часть родственников склонялась в пользу Трампа, а англоязычные, как говорит молодежь нынче, топили за Клинтон. У каждого были свои доводы. Причем от не самых глупых людей я слышала, что они будут голосовать за Трампа.

Елена Рыковцева: Тот конфликт поколений, который существует в Америке, а я о нем прекрасно знаю, у меня во многих знакомых семьях этот конфликт прошел по Украине, молодежь проукраинская, а старшее поколение пророссийское, он практически в зеркальном виде на эту кампанию.

Елена Поляковская: Абсолютно. Причем тут тоже нельзя так сказать, есть люди более старшего поколения, которые говорят, что Трамп – это ужасно, это невозможно. Есть и молодые люди, которые готовы голосовать за Трампа, как это ни странно, я была крайне удивлена этому.

Елена Рыковцева: Понятно, что везде есть свои 12%, есть 88 и есть 12.

Елена Поляковская: Я хочу поддержать Александра Гениса, который сказал о том, что не нужно забывать, что в Америке есть Конгресс, а во-вторых, то, что там не наплевать президенту на ту меньшую часть избирателей, которая за него не проголосовала, они граждане этой страны. Победит ли Клинтон или победит Трамп, они все равно должны будут учитывать и эту аудиторию тоже.

Елена Рыковцева: Давайте послушаем Дениса из Есентуков.

Слушатель: Опять у вас сводный хор поклонников леди в красном. Замечательные два человека, например, Михаил Веллер и Юлия Латынина, поскольку у вас не появятся никогда, от их имени задам вопрос. Например, не смущает ли возмущающихся хамством Трампа по отношению к женщинам тот факт, что тетя Клинтон дружит с саудовскими шейхами и у них деньги получает? Мягко говоря, не самая продвинутая страна в отношении соблюдения прав женщин.

Елена Рыковцева: Спасибо за вопрос. Мы, естественно, передаем его специалисту в Америку Марии Снеговой.

Мария Снеговая: Денис, правильный комментарий. Я тоже слышала Юлию Латынину в субботу, совершенно согласна с ней. Дело в том, что Хиллари берет деньги у чужой страны, а Трамп, как минимум, сексуально домогается женщин внутри Америки. В этом большая разница. Есть доказанные или полудоказанные факты того, что Трамп не только говорил, но и вел себя по отношению к женщинам очень некрасиво. Это, конечно, сильно снизило его поддержку среди женщин. Однако именно в связи с вашим комментарием мы видим по опросам, что у Хиллари есть преимущество среди женского электората, но оно не настолько большое, как мы могли бы ожидать с условием того, какая медиакампания была развязана против Трампа именно в связи с его поведением относительно женщин. В этом смысле оба кандидата хуже, мы как раз про это говорим. Эти выборы, к сожалению, таковы, что на них нет хорошего кандидата. Хиллари очень проблемный кандидат по множеству характеристик, прежде всего коррупция и тот факт, что по сути у нее нет четко выраженной идеологической направленности. Понятно, что она будет как-то продолжать линию Обамы, но не совсем понятно, что нового она хочет сказать. В этом смысле у Трампа есть преимущества. Но у Трампа есть большое количество недостатков, в том числе хамское поведение не только к женщинам, а к огромному количеству других меньшинств, конечно, вранье, непостоянство, неуравновешенность, многие другие характеристики, которые делают его неподходящим для этой роли президента, самого могущественного человека в мире.

Елена Рыковцева: Я хочу вернуть вас к теме обсуждения, почему Россия так остро заинтересовалась американскими выборами. Я много лет отслеживаю российское телевидение, я помню, что это была такая отдушина для российских телеканалов – американские выборы, их всегда подавали очень честно, очень ярко, очень объективно. Потому что в какой-то момент журналисты российских телеканалов поняли, что обыватель российский не соотносит свои выборы с американскими, он не станет завидовать и говорить: а почему у нас плохо, почему у нас нечестно, а у них так живо и не знают победителя до последней минуты. Он смотрит на них, как на экзотику. Ни в чем себе не отказывали в последние годы российские журналисты, очень хорошо, очень объективно, с живейшим интересом, никто у них над душой не стоял, подавали эти выборы. И вдруг приходит 2016 год, и российское телевидение начинает на американских выборах играть по своим правилам, которые оно обычно применяет к российским выборам, то есть ставит на одного кандидата. Это очень интересный момент, почему оно так себя повело.

Елена Рыковцева: Александр, вот оказывается почему симпатичен Трамп России, потому что он за белых, на минуточку.

Александр Генис: Я не мусульманин, я не афроамериканец, я не женщина, тем не менее, я тоже голосую за Трампа, чтобы ни думал бесноватый Жириновский.

Елена Рыковцева: Вы за Трампа не голосуете.

Александр Генис: Извините, у меня уже мозги поехали. Если бы я голосовал за Трампа, меня бы жена домой не пустила. Дело в том, что какая-то правда в этом есть, в том, что расизм свойственен сторонникам Трампа, только вам об этом никто не скажет, кроме русских. Русские гораздо проще в этом отношении, они прямо скажут: конечно, Обама все налоги забрал у белых и раздал их черным. Вот и все. На Брайтон-Бич вам так скажут, хотя там платят налоги гораздо реже, чем Трамп. Так что это не совсем правда. Что-то в этом есть, и это очень печальная правда, потому что нравится или не нравится это Жириновскому, но Америка меняется и демографический состав Америки будет другим, что бы ни делали ни Трамп, ни Жириновский. Когда я приехал в Америку, я уже работал на Радио Свобода, это было лет 30-35 назад, я вел беседу с директором Музея миграции, у нас есть в Нью-Йорке такой замечательный музей. Я его спросил: «А если в Америке станет больше небелых, чем белых, Америка останется Америкой?» – «Конечно, останется». – «А если будет столько мигрантов, что язык изменится, станет главным языком испанский или китайский, Америка останется Америкой?» – «Конечно, останется». – «А почему она останется?» – «До тех пор, пока существует американская конституция, Америка будет Америкой». Меня тогда эта фраза поразила, но чем дальше я живу в этой стране, тем больше понимаю ее правду. Сегодня в очереди к выборам я смотрел на эту очередь, она и выглядела как Америка. На избирательном участке инструкция на трех языках – английский, испанский, а третий язык корейский, потому что у нас много корейцев.

Это та часть Америки, которую никак не представляет себе Трамп, он просто не знает эту Америку, но она существует и никуда не денется. Он сказал про афроамериканцев, что они живут в аду, хуже никогда не будет. Он просто никогда не видел, как они живут, а я вижу, потому что я раз в месяц объезжаю Манхеттен на велосипеде по всем улицам. Каждый раз, когда я объезжаю, я смотрю Гарлем. Когда я увидел Гарлем 30 лет назад, там не было ни одного белого, а сегодня Гарлем стал одним из самых дорогих районов Нью-Йорка, может быть не самый дорогой, но тем не менее, там не найдешь квартиру, которую мог бы снять. Все это меняется. Люди, которые голосуют за Трампа, плохо представляют себе динамику Америку. Кроме того, за него голосуют, вот мы говорим, необразованные белые мужчины – это не значит, что они бедные, средний доход трамповских избирателей 72 тысячи в год, это, по крайней мере, на 10 тысяч больше в среднем по стране. Это не значит, что они бедные, это значит, что они теряют свое место в этой жизни. Причем они теряют свое место не за счет мусульман, которых все равно в Америке очень мало, они теряют, потому что выигрывают женщины, женщины гораздо лучше устроены в Америке, чем мужчины, они дольше живут, лучше учатся, больше зарабатывают. Это характерная часть новой жизни, они легче приспосабливаются к переменам. В сущности это луддиты, которые пытаются остановить прогресс. Вы знаете, даже инквизиции не удалось остановить прогресс, как же справится с этим Трамп и его поклонники, не говоря уже о Жириновском.

Елена Рыковцева: С нами на связи Александр Гольц, военный эксперт. Объясните нам, почему российское телевидение впрямую увязывает исход выборов с атомной угрозой, с ядерной угрозой? Причем если на главных каналах главная опасность ядерная исходит от Хиллари Клинтон, то на таком канале, как РЕН-ТВ, оба представляют эту опасность. Я сама своими ушами услышала такой анонс: «Кто победит – ядерная баба или атомный мужик?» Что это за связь с ядерной войной произошла в сознании российского обывателя с подачи федеральных каналов на этих выборах?

Александр Гольц: Это, конечно, не сознание российского обывателя, слава богу. Все-таки давайте думать хорошо о российском обывателе, он человек здравомыслящий, хотя бы относительно. Это прошла очевидная команда или таким образом интерпретируется команда о том, что любые изменения статус-кво, все-таки результаты выборов в Соединенных Штатах будут изменением статус-кво, означают угрозу ядерной войны. По сути дела у России, здесь телевидение очень четко понимает сигналы, идущие из Кремля, у России нет иного способа реагирования на внешние вызовы, как угроза тем, что кто-то нажмет кнопку. У нас нет другого ответа, как сообщение окружающему миру, что у нас немножко не в порядке с головой.

Елена Рыковцева: Но ведь раньше такого не было. Мы смотрели освещение выборов, не было такого – опасность, исходящая от любого из кандидатов. Почему сейчас?

Александр Гольц: Все 80-е годы, когда была натуральная «холодная война», я работал в газете «Красная звезда», никому в голову там бы не пришло, а если бы пришло, тут же немедленно это из головы было бы вытащено, мысль о том, чтобы угрожать Америке, превратить ее в радиоактивную пустыню или что-нибудь в этом смысле. Это несколько другое состояние. Россия втянулась в новую «холодную войну», у нее нет ресурсов, которыми располагал Советский Союз, остается ядерный фактор. Единственная возможность превратить ядерный фактор в политический – это доказать нашим партнерам, что у нас немножко не в порядке с головой.

USA 3

Елена Рыковцева: Александр, у вас хоть какая-то увязка в вашем американском освещении с войной существует?

Александр Генис: То, что сказал Александр, чрезвычайно правильная и очень точная позиция, потому что атомная бомба – последний козырь. Что касается Америки, то каждый день в газетах пишут о том, что Россия, Путин, прямо скажем, ставит на Трампа. Лучшего подарка для Хиллари, конечно, быть не может. Потому что сама идея, что иностранная держава вмешивается в выборы в Америке, бесит американцев всех без исключения. Это нарушение прерогативы Америки, власть принадлежит народу. Если вы вмешиваетесь в эти выборы, то вы оскорбляете не Хиллари Клинтон, и Обаму, а народ, избирателей – это святое. И это, конечно, глупейшая тактика. Что, конечно, меня не удивляет, потому что вся российская нынешняя политика антизападная, она вся построена на непонимании Запада. Что касается войны, то если бы люди в Кремле сидели поумнее, то они бы догадывались, что, конечно, надо ставить на Хиллари, а не на Трампа, потому что в любой стране нужен предсказуемый вождь.

Пусть Америка будет какая угодно, но она должна быть предсказуема, Трамп непредсказуемый человек. Вся предвыборная кампания была построена у Хиллари Клинтон на том, что Трамп, дело не в том, что он врет, что он хам, самое главное, что у него нет подходящего характера, у него нет выдержки на то, чтобы держать атомную кнопку. И вот тут об этом пишут день и ночь американские газеты, особенно люди, которые знают, что такое ядерное оружие, очень важная была статья некоторое время назад человека, который в течение двух лет, больше никто не выдерживает, этот человек сидит в подводной лодке и ждет приказа начать атомную войну. Два года человек может выдержать такое напряжение, и он больше всего боится, что такой приказ может последовать. Он сказал, что у президента есть пять минут на то, чтобы решиться. Миллионы американцев никогда не думают о России, потому что всех волнуют внутрисемейные, экономические проблемы, международная политика в последнюю очередь интересует американца на выборах. Но на самом деле международная политика и есть главное занятие президента. Я никогда не забуду, как Джон Кеннеди сказал во время Карибского кризиса: за эти дни я отработал зарплату президента. Трамп ее не отработает. И мы все станем задолжниками непредсказуемого, и это пугает очень многих.

Елена Рыковцева: Давайте послушаем Рината из Вашингтона. Это для вас праздник – выборы?

Слушатель: Это не праздник, но достаточно важное событие. Праздником называть, наверное, сложно, нет тут никаких буфетов, нет музыки, маршей, как в СССР, но тем не менее, это событие в жизни. Я очень уважаю Александра Гениса, но, тем не менее, он создает впечатление, что за Трампа голосуют только одни идиоты русскоговорящие. Тем не менее, очень многие люди русскоязычные голосуют за Трампа почему, потому что мы жили в СССР, мы знаем, что такое социализм, Хиллари реально пытается построить социализм в Америке. Люди, которые голосуют за Трампа, они голосуют против Хиллари. Ее место в тюрьме – это знают все в Америке. Все эти скандалы не на пустом месте. Хиллари пытается построить социализм.

Елена Рыковцева: Вы как человек русский можете сказать, что вы голосовали сегодня за Трампа по этим причинам?

Слушатель: Но я даже не знаю, за кого голосовала моя жена, которая русская, естественно.

Елена Рыковцева: А когда вы узнаете, за кого она голосовала или вы никогда не узнаете?

Слушатель: Она мне скажет. Я ее агитировал за Трампа. Это ее личное дело. Я не стану к ней относиться лучше или хуже, если она голосовала за кого бы то ни было. Кроме выбора президента мы голосовали за огромное количество других людей – мы голосовали за сенатора, мы голосовали за школьный совет.

Елена Рыковцева: Мы должны дать возможность Александру Генису ответить, потому что ему обидно слушать, что он сказал будто те, которые голосуют за Трампа, они не такие какие-то умственные.

Александр Генис: Ринат, я не считаю вас идиотом, я не считаю идиотами всех тех, кто голосовал за Трампа. Я считаю, что они ошибаются, но это ваше право ошибаться. Вы не сказали, что Трамп хороший. Все говорят мне одно и то же – это Хиллари плохая. Вы сказали, что ее место в тюрьме. Только что начальник ФБР сказал, что там нет ничего нелегального. Вы можете не верить начальнику ФБР, вы можете верить Путину, кому угодно, но я верю начальнику ФБР. Вы сказали, что она погрязла в коррупции. На расследование Билла и Хиллари Клинтон потрачен один миллиард долларов как государственных, так и частных, никто никогда ни в чем не сумел их обвинить. Рассуждения Трампа о том, что ее надо посадить, я слышал, но я с этим согласиться не могу. Я слышал о том, что она антихрист и Гитлер, но тем не менее, не все так просто, потому что ничего из этого не доказано.

Елена Рыковцева: Мы должны заканчивать. Мы должны ждать результатов выборов, которые должны быть в 8 утра по московскому времени. Все узнаем.

Источник

USA

— Стена на границе с Мексикой нам нужна, как дверь в доме, — говорит мне Майкл, добровольный агитатор Дональда Трампа из Нового Орлеана.

— Вот у вас же есть дверь в Москве?

— Дверь в подъезде?

— Ну в доме в вашем! Вы же не отказываетесь от нее? Не хотите, чтобы у вас жил кто попало, и не пускаете их в дом.

— У нас в доме сидит консьержка из Нальчика, она и так никого не пускает, — рассказываю я.

— Что такое Нальчик?

— О, это Кавказ. Наша прекрасная внутренняя Мексика.

— Так вам, значит, тоже нужна стена! — обрадовался Майкл.

— Жириновский уже предлагал что-то такое, — говорю.

— Кто это еще такой, Жириновский?

— О, а это наш внутренний Трамп…

— В таком случае ничего был бы президент! Наш Трамп и ваш Жи… Жири… в общем, вместе они бы вернули нашим странам величие! Make Russia and America strong again! Я уверен, что вместе они свергнут мировое правительство, и тогда мы заживем!

С Майклом мы говорили за неделю до выборов. Ни я, ни он еще не знали тогда, кто победит, но каждый был уверен в своем: Майкл — что всех переиграет Трамп, а я — что Жириновский еще ничего.

***

Едем дальше по южным штатам. После Нового Орлеана и Луизианы — в Хьюстон, штат Техас.

Офисы крупнейших мировых нетфедобытчиков, клерки в ковбойских шляпах, самые низкие налоги в США и самые быстрые хайвеи, пикапы размером с «Газель», снова ковбои, осуждение абортов и идеи «чайлдфри», минимальный в стране уровень преступности. Все это про Техас — самый красный штат в Америке. Красный — по фирменному цвету Республиканской партии (штаты с подавляющей поддержкой демократов соответственно называют «синими»). Демократам в Техасе не рады, как не рады республиканцам в Нью-Йорке или Калифорнии.

— Демократы — безответственные леваки, а мы в Техасе — потомственные консерваторы. Болтунов здесь не любят так же, как и налоги, — с чувством говорит нам в Хьюстоне представитель местного штаба республиканцев Эдвард Джонсон. — Да, Трамп говорил глупости про женщин, и это восприняли так, будто он их унижает и притесняет, но давайте посмотрим на факты. Женщины топ-менеджеры в его компании, как и женщины — рядовые сотрудники, получают такую же зарплату, что и мужчины, и делают блистательную карьеру. Есть ли в команде семьи Клинтон такие примеры? Случай Моники Левински не в счет.

***

В Хьюстоне знакомимся с семьей эмигрантов из России. Состоятельная пара из Москвы — муж и жена — переехали в Техас почти 20 лет назад и, как многие, работают здесь в энергетике. Симпатичный двухэтажный дом с белой облицовкой на улице с точно такими же белыми домами, камин в просторной гостиной с окнами, которые смотрят на дворик в тени двух старых дубов. Накинутый на ветки гамак. Младшая дочь в их семье говорит в основном по-английски, а русского, по-моему, немного стесняется. На кухне, где мы вечером пили чай, хозяйка рассказывала, что из-за кризиса дела у многих знакомых идут кувырком, но ее фирма еще держится, хотя новых сотрудников и не принимает. «Один из последних, кого приняли, был тоже из России. Хороший сообразительный парень, языком почти не владеет, но знает предмет и, главное, соображает, — говорила хозяйка дома. — Это белых людей часто и отличает — умение креативно работать в разных условиях. А с черными сколько я собеседований ни проводила, все они как один…» Под столом об ноги терся кот, да и чай был ничего, но… «То есть как вас понимать!?» — всполошились мы. «А вы что, не знали? Ну, конечно, никто вам про черных так прямо не скажет, но это не значит, что американцы думают иначе», — отвечала хозяйка, подливая чай.

***

За неделю до выборов мало кто в Техасе сомневался в победе республиканского кандидата. Одна из его активных сторонниц, журналистка хьюстонского делового журнала International Focus Мелисса Эрерра говорила мне, что в случае поражения Трампа местные республиканцы готовы даже инициировать референдум о выходе Техаса из состава США. Тема эта для штата, по правде, не новая, к тому же в истории Техаса действительно был короткий период суверенитета — в начале XIX века этот англоязычный штат находился в составе Мексики, но сумел отвоевать свою свободу. Что интересно, негласную помощь Техасу оказывали тогда США: мятежным сепаратистам направлялось оружие и провизия, воевать за техасское ополчение ехали всевозможные добровольцы и даже, вероятно, американские «отпускники». Но самостоятельным государством Техас пробыл лишь около десяти лет. Получив повсеместное международное признание, Техас все же решил вступить в состав США (впрочем, тоже ненадолго — вскоре вместе с другими рабовладельческими штатами Техас вступил в войну с Севером).

— Частью Соединенных Штатов мы стали как самостоятельное государство и на своих условиях, — рассказывает Эрерра. — Мы отказались платить тогда налог и до сих пор платим меньше других штатов. Но это не значит, что мы остались отдельной страной. Мы — это Америка, и нам больно смотреть, как наша страна и дальше погружается в бездну левого хаоса и теряет былую силу. Техасцы устали!

Я спросил Мелиссу, что значит «терять былую силу».

— Значит, что Америка больше не такая, как прежде! Растут социальные расходы и госдолг, растут налоги, при этом страну наводняют мигранты, которые ни за что не платят, — отвечала Мелисса. — В мире падает наш авторитет, хотя Америка тратит миллиарды долларов на внешнюю политику, ведет ненужные нам дорогостоящие войны. Трамп хочет изменить все это! Например, он не хочет начинать новую холодную войну с Россией. Он хочет дружить с вашей сильной страной, с президентом Путиным!

— Но как вы себе представляете эту дружбу, если президент Путин наоборот хотел бы ослабить влияние Америки?

— Ну, хотеть Путин может все что угодно, — не уступала Мелисса. — Главное, что Трамп захочет ему дать. По бизнесу я знаю, что он очень жесткий переговорщик, и с ним не стоит рассчитывать на легкий компромисс. Хотя вообще у Дональда потрясающая харизма. Дважды я стояла рядом с ним и прямо чувствовала энергию!

— Так вам бы тогда еще постоять рядом с Владимиром, — говорю.

— Я думаю, сильные люди всегда могут договориться на взаимовыгодных условиях. Просто демократы у нас слишком демонизируют и Трампа, и Путина. СМИ цепляются за мелкие детали, но игнорируют факты. Вы, наверное, знаете про идею Дональда строить стену, за которую будет платить Мексика? Хиллари в ответ на это лицемерно заявляет, что строительство стен и преград — это не подход демократов, ведь они строят, видите ли, мосты. Так вот, мало кто знает, что Мексика на самом деле уже сама строит стену на границе со своими южными соседями, в частности, с Гватемалой, а демократическое правительство США финансируют это. Вот такой у них подход.

USA 6

С Мелиссой Эреррой мы познакомились в русской школе, занимающей милый особняк на благополучной западной окраине Хьюстона. На встречу со мной Мелиссу позвала ее подруга, директор школы Соня Табаровская. Школа работает как учреждение дополнительного образования: детей привозят сюда только по субботам. «Сегодня день комсомола! — говорила нам директор школы. — Будем отмечать! Кому чай, кому растворимый кофе?». Табаровская для Хьюстона и вообще русской Америки — личность примечательная, по-комсомольски бесконечно активная. В СССР работала диктором новосибирского отделения Гостелерадио, а уже в 1990 году эмигрировала с мужем-ученым в США, как она замечает, из-за «антисемитских выпадов, и чтобы начать все заново». Работала в американской нефтяной компании, от нее же на пять лет командировалась обратно в Россию. Издавала в Техасе «Комсомольскую правду», но разочаровалась и стала издавать «Новую газету». Возле исторического офиса НАСА установила памятник Юрию Гагарину и первому американскому астронавту Джону Гленну — и это были первые памятники пионерам космоса в США. В выборную кампанию 2008 года Табаровская агитировала среди русскоязычных хьюстонцев за Барака Обаму, но — разочаровалась. И в этот раз болеет за Дональда Трампа.

— Надеялись на перемены. Yes, we can! А ничё не вышло, — говорит нам Табаровская. — Встряхнуть надо как следует эту страну. Когда я приехала 26 лет назад, ведь совсем другая была эта страна!

Табаровская негодует.

— Когда Обама выиграл, все радовались-братались: и белые, и черные, и зеленые, и голубые! А потом Нобелевскую премию ему дали. Я так надеялась, что он откажется! А он что? Или вот был скандал: белый полицейский приехал по вызову в дом к черному, ну попросил у него документы, а тот отказался. Полицейский его и скрутил. Так Обама заявил: расовые предрассудки до сих пор сильны в нашем обществе. Представляете! Но ведь полицейский делал все по закону. Какие предрассудки, когда уже белых начинают притеснять у нас!

Про Хиллари Клинтон Табаровская говорит так: «Вообще как может быть президентом женщина, муж которой изменял ей напропалую в Овальном кабинете?! Мишель Обама в 2008 году, когда Хиллари претендовала на роль президента в противовес ее мужу, говорила, что женщина не может управлять страной, если она не справилась со своей семьей. А теперь миссис Обама забыла свои тогдашние слова и поет Клинтон осанну. Где тут честность и последовательность? Сплошное лицемерие… Ох, страсти кипят не шуточные. Посильнее, чем когда я ходила по Хьюстону и всех убеждала выбрать черного президента!

В русской школе у Табаровской работает семь педагогов. И хотя сама Табаровская агитировала за Трампа, большинство учителей, наоборот, сторонники Клинтон.

— Он же психопат озабоченный, этот Трамп, а что про женщин несет — так это вообще, — говорит во время чаепития учитель младших классов Елена Форган.

— Чрезвычайно не профессиональный руководитель, — соглашается Елена Хармац. — Популист, каких поискать…

— А главное, кто за него собирается голосовать: русскоязычные!

— Ну это как раз логично. Нетерпимость неофитов — это классика, девочки. Сначала англичане говорили про ирландцев «понаехали», потом ирландцы так говорили про итальянцев. Потом приехали русские…

— Ладно, Павел, а в Москве-то у вас там как дела? — смущенно перебивает Табаровская.

Разговор заходит о роли женщин в американском обществе. Педагоги рассказывают, что, несмотря на консервативный уклад Техаса, зарплаты женщин здесь ничем не отличаются от мужских, а в Хьюстоне женщин-руководителей почти столько же, сколько и мужчин. «Например, многие из наших учителей работают в нефтяных компаниях на разных должностях, а в субботу приезжают в школу — это работа для души и общение, — рассказывает Табаровская. — Хотя, конечно, я выступаю за то, чтобы женщины больше занимались своими семьями, пусть возвращаются на кухню! Меня заклюют, конечно, за это, но детей-то кто воспитывать будет?»

— Это твое мнение, а вот я не против женщин в политике, — говорит Мелисса и снова повторяет. — У нас в Техасе людей оценивают сначала по делам. Конечно, если президентом станет женщина — это здорово, так же как первый черный президент, но мы понимаем, что Хиллари с ее отношением к делам — слабый лидер. Ее переписка по незащищенным каналам — это неуважение к безопасности государства, неуважение к порядку.

— В прошлый раз вы голосовали за Обаму?

— Я бы рада была, — смутилась Мелисса. — Но все-таки я должна оставаться республиканцем. К тому же вы сами видите, что в итоге мы сейчас имеем. Обещанные перемены в обществе? Но стало только хуже: в Хьюстоне сейчас действует 4 наркокартеля и процветает торговля людьми. Медицинская страховка, так называемая Obamacare. А вы в курсе, что американцы обязаны платить за нее, и уже скоро взносы опять вырастут?

— Но ведь это делается в интересах людей, которые не могут позволить себе платную медицину?

— Конечно! Но почему за это должны платить другие? Я вам скажу, что у нас и до Obamacare была бесплатная медицина для неимущих. Но зачем было ее расширять? Или мы уже строим тут коммунизм и душим частую собственность налогами?

***

Хьюстон — позолоченные потолки в небоскребах и мраморные, начищенные воском полы. Богатые пригороды и роскошные витрины даунтауна. За последние 50 лет энергетическая столица США пережила и несколько взлетов, и кризисов. Из последнего — десятилетие бурного роста — «гламурные нулевые», на смену которым пришли годы резкого сокращения добычи нефти. Экономика города, зависимая от нефтяных компаний, переживает сегодня почти тот же кризис, что и Россия.

Борются с ним жестко, с помощью социально болезненных мер, например, массово сокращая персонал. В нынешней России такие меры — фактор дестабилизации, а для рыночной экономии Хьюстона — обычное дело. Рынок приучает людей быстро реагировать на изменения. И хотя многие уезжают из города, еще больше идут на переобучение: после «нефтянки» крупнейшими сферами занятости в городе являются институты и организации NASA, а также крупнейший в США Хьюстонский медицинский центр.

***

С Табаровской мы едем смотреть памятники Юрию Гагарину и Джону Гленну. Ехать надо через центр, где, как во многих даунтаунах, бездомные спят прямо на мостовых.

— Бывший мэр хотел навсегда решить проблему бездомных, — говорит Соня. — Построил им гостевой дом. Было торжественное открытие, много прессы. Людей одели, накормили. А потом они почти сразу все ушли обратно на улицу — в коробки и под свои деревья.

— Почему?

— Потому что хотят жить в полной свободе, а не по расписанию. Не любят правила, а Техас — это прежде всего порядок как ни крути. Так что даже если — свят-свят-свят! — президентом будет Хиллари, люди в Техасе примут это и будут жить дальше как прежде. Так заведено.

Павел Каныгин. Новый Орлеан — Хьюстон

USA

Принципы американских выборов на Козырном примере
5.00(1 голосов)
Понравилось?
Ковбой Мальборо

Опубликовано Ковбой Мальборо

С похмелья сражаюсь с ветряными мельницами лучше ...

Похожие статьи

Комментариев(0)

Оставить комментарий


четыре − 2 =

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
 
 

Комментарии Facebook

Комментарии ВКонтакте