Дикие опыты «Собачьего сердца» – роман Булгакова и реальные опыты над людьми

Масоны, заговоры, подделки, фальсификации. Обман и фальсификация в истории будут всегда.
Один советский эмигрант, преподававший русскую литературу в американском колледже и читавший со студентами «Собачье сердце», с ужасом обнаружил, что симпатии его учеников на стороне Шарикова, а не профессора Преображенского.

Я то плакал, то смеялся, то щетинился, как еж.

Под подушкой начитался – сумасшедший, что возьмешь!

Именно такими словами Высоцкого можно охарактеризовать прочтение в советские времена среднестатистическим молодым человеком булгаковского текста “Мастер и Маргарита” .

Масоны, заговоры, подделки, фальсификации. Обман и фальсификация в истории будут всегда.Этот “молчел” штатно взрослеет, мудреет, и, решив перечитать МиМ, вдруг с удивлением обнаруживает, что сейчас уже, для его заматеревшего сознания , этот “великий роман 20-го века” просто неумелая, с повторами и отсутствием логики нудятина, километры строк ни о чем, с второстепенными характерами и пустяшными событиями, с примитивным юмором, годным для прыщавого подростка…

Страх и мистика, напряжение триллера и сопереживание драме – то, что в юности торкало и заставляло дрожать от нахлынувших эмоций – этих чувств тоже, вдруг, нет.
Есть балаган и чувство неверия, разочарования, сожаления о потраченном времени …

Итак, смотрите на канале “Тайнам Нет” одну из частей нашего суперсериала

Проект “Булгаков” :
сфабрикованное творчество.
Масоны, заговоры, подделки, фальсификации

в котором обнажаются шрамы и швы, нестыковки отдельных глав, а также несостоятельность мифа о “великой книге ХХ века” …

Уважаемые друзья и посетители нашего портала.

На этой странице мы абсолютно бесплатно показываем только ОДНУ из НЕСКОЛЬКИХ ДЕСЯТКОВ автономных серий насыщенного до предела уникальными данными фильма.
На нашем сайте Тайнам Нет можно найти и остальные части цикла под общим названием «Проект “Булгаков” : сфабрикованное творчество. Масоны, заговоры, подделки, фальсификации», также выложенные безвозмездно, то есть «дадом» 🙂

Но, возможно, Вам будет лень тратить силы и захочется посмотреть этот материал целиком, без рекламы, в отличном качестве и в удобное время?
Что же, у Вас есть выбор – жмите на баннер, расположенный ниже, и получайте удовольствие:

И, кстати, дорогие Зрители, ниже Вы можете ознакомиться с вводной частью всего сериала, в которой раскрываются цели и задачи одного из наших самых рейтинговых за последние годы материала:

Но ведь великие произведения не могут так меняться и менять сознание читателя, они остаются прежними, скорее обязаны усиливать воздействие на мозг, на психику именно из-за того, что опыт прожитого делает тебя как честнее, так и добрее, уходит юношеский максимализм и детская безжалостность …

А тут все умерло, как технически, так и идейно.

Технически – это рваное, клочковатое повествование, с неоднократными повторами и обмусоливанием вечных советских тем о жилплощади, голоде, еде, барстве и доносительстве, о спецслужбах, страшных, но хороших, о парткомах, домкомах и собесах …
Не то плохо, что Булгаков пишет об актуальном, а то, что скучно повторяется и копипастит сам себя из главы в главу – это и есть технический примитивизм …

Bulgakov 02А идейно:

– это полная религиозно-философская эклектика, сваленные в невообразимую кучу стратегические воззрения христианства и его течений, теперь по большей части еретических, вот уже два тысячелетия усердно уничтожаемых богомилов, павликиан, манихеев и альбигойцев…

– это мешанина из масонства и учений тайных конспирологических организаций;

– это связанные с ними эзотерические и мистические откровения и наработки, это сатанизм, в конце концов;

– это философские экзерсисы Григория Сковороды, первого россиянского родновера, и, если шире, православного, подчеркиваем, православного, не христианского, мира;

– это остро модные в те времена идеи о Богочеловеке, Франкенштейне, Големе и прочих предтечах Терминатора;

– в конце концов, это литература трипа, наркотических видений и озарений, так свойственных его потомкам, будь то Том Вулф, Уильям Берроуз, Олдос Хаксли, Кен Кизи или Стивен Кинг. Ведь его морфинистское прошлое никто не отменял, хотя и считается, что он завязал еще в конце десятых годов, и только последние годы жизни прошли в полном тумане…

К тому времени большинство сюжетов для литературного новаторства были изнасилованы по миллиону раз, и честолюбивому Булгакову ничего не оставалось как замахнуться на глобальный объединяющий сюжет обо всём и для всех.

Замахнулся, но не получилось – надорвался и умер, а бесталанная Елена Сергеевна “Маргаритова-Нюренберг” нашла и привлекла к выпеканию пирожков из недозревшего булгаковского теста/текста целую когорту окололитературных и литературных деятелей, которые и слепили по своему разумению из того, что было “великий роман 20-го века” … :mail:

Впрочем, детали и подробности этого дискурса Вам лучше оценить самостоятельно в нашем большом и очень разностороннем сериале

Проект “Булгаков” : сфабрикованное творчество. Масоны, заговоры, подделки, фальсификации

"Мастер и Маргарита" - сфабрикованный роман, не принадлежащий перу Михаила Булгакова Bulgakov

С «Собачьего сердца» начинается непечатный, неподцензурный, запрещенный Булгаков. Эта вещь была у него изъята при обыске в 1926 году вместе с дневниками. Дневники потом вернули, а рукопись повести нет. Всё-таки это этап, этапная вещь: первая запрещенная и изъятая. Потом много было запретов, если не изъятий, но первый случай должен был особенно запомниться.

Так вот вопрос такой: достиг ли Булгаков в «Собачьем сердце» некоей до того не взятой высоты? Сказал ли больше, чем обычно говорил до этого? Вот всё-таки «Роковые яйца напечатали», а «Собачье сердце» и до издателей и до цензуры не дошло.

Борис Парамонов: Конечно, в «Собачьем сердце» Булгаков говорит уже прямо. Ну не совсем, конечно, прямо, фантастическая оболочка и в этом сюжете присутствует, но роковые яйца можно было списать на невольную ошибку контролирующих органов, а тут уже так и задумано, в самом проекте заключено: сделать из собаки человека. Это ведь так называемая пролетарская революция. Мораль совершенно ясна, так и выпирает: из хама не сделаешь пана. Собака не всегда друг человека, а только тогда, когда она и есть собака, без дальнейших претензий на повышение по эволюционно-исторической лестнице. Приходит Шариков и мочится мимо унитаза. А учит его этому Швондер, развивающий у него классовое сознание. И в сознании этом только один тезис: всё отнять и поделить.

Масоны, заговоры, подделки, фальсификации. Обман и фальсификация в истории будут всегда.Иван Толстой: Но ведь тут вот какая тонкость есть: собаку превращает в человека всё-таки не Швондер, а профессор Преображенский. Не есть ли это еще одна мишень булгаковской сатиры? Собственно, вы уже это и сказали раньше: что народолюбивая интеллигенция сама во всем виновата, это ведь она прежде всяких швондеров создала миф о народе-страстотерпце, о вине интеллигенции перед народом и о долге ее эту вину искупить.

Борис Парамонов: Да, конечно. Это ведь задолго до всяких большевиков уже было символом веры русской интеллигенции, это первым написал Лавров в своих «Исторических письмах» – о вине перед народом, вернее о долге перед народом, трудами которого создан некий избыток благ, которыми мы, интеллигенция, воспользовались для своего просвещения, и вот теперь мы этот долг народу должны вернуть, освободив его от всяческих эксплуатаций. Так что виноват во всем не Шариков, а профессор Преображенский, инициатор утопического проекта. Социализм придумали не рабочие, а интеллигенты – вольно или невольно напоминает Булгаков. Он, правда, реабилитирует, так сказать, Преображенского: тот ведь и вернул Шарикова в первоначальное состояние. Но это плохое утешение, в жизни так не получится, джинн выпущен из бутылки, и обратно его не загнать, выдавленную зубную пасту в тюбик не вернуть.

Но этот смысловой слой у Булгакова не особенно и воспринимался, о вине перед народом как раз швондеры и не думали, а думали о том, как еще уплотнить профессора, еще одну комнату у него оттяпать. Швондеры и в повести Булгакова увидели только одно – высмеивание пресловутой диктатуры пролетариата, а этого было вполне достаточно, и даже с избытком, чтобы повесть запретить, изъять, не допустить к обнародованию.

Иван Толстой: Борис Михайлович, а ведь с этим сочинением Булгакова связан еще один сюжет, и не русский уже, а, так сказать, международный. Один советский эмигрант, преподававший русскую литературу в американском колледже и читавший со студентами «Собачье сердце», с ужасом обнаружил, что симпатии его учеников на стороне Шарикова, а не профессора Преображенского. Их аргумент: а какое право имел профессор делать из собаки человека? Он же ее не спрашивал. Понятно, что и не мог спросить, потому что собака и не ответила бы, но тут американские студенты, совершенно ясно, другое имели в виду: они не могут воспринять Шарикова как отрицательный персонаж, он для них не хуже профессора. Даже больше: профессор хуже, он не имеет права задаваться перед Шариковым и считать его низшим существом. Это не демократично, а у нас в Америке демократия, так что не лезьте к нам со своим Булгаковым. Эмигрант, бывший советский интеллигент-гуманитарий, был поражен.

И вот такой к вам вопрос, Борис Михайлович: на чью бы вы сторону встали в этой контроверзе?

Борис Парамонов: Я бы прежде всего сказал о том, что в Америке сюжет Булгакова непонятен, потому что он невозможен, его никак нельзя спроецировать на американскую жизнь. В Америке нет Шариковых, человек может занимать низшую ступеньку на социальной лестнице, но это не делает его хамом. Меня однажды поразили слова американского парнишки, сказавшего: я не достаточно сообразителен, чтобы учиться в колледже. И видно было, что это не вызывает у него никакого комплекса неполноценности и не ведет ни к какому рессантименту. То есть он не будет претендовать на квартиру профессора Преображенского. В том квартале, где он поселится, будет всего достаточно для пристойной жизни – и стол, и дом, и горячая вода.

Источник

Масоны, заговоры, подделки, фальсификации. Обман и фальсификация в истории будут всегда.

Топ 5

Комментарии

Читайте также: